Самара сегодня >> Cамара-городок >> Люди. Здесь родились, жили, живут


САТОСОВА Людмила : Я была в ужасе от одесского диалекта

"ВСЕМИРНЫЕ ОДЕССКИЕ НОВОСТИ"
№ 1 (31) 1997
Народной артистке Украины Людмиле Ивановне Сатосовой - семьдесят. Невероятно. Своего возраста примадонна оперетты совершенно не скрывает. А что скрывать? Гордиться надо тем, что в своем возрасте сохраняет она и привлекательность, и молодость души. Более того, умудрилась стать дебютанткой. На сцене Одесского театра русской драмы имени А. Иванова Сатосова дебютировала в мюзикле "Дилижанс из Руана" по Мопассану. В этом же театре и отметила свой юбилей, а не в оперетте, которой отдала десятилетия, и не в театре "Ришелье", где работала последние шесть лет - увы, муниципалитет сейчас не может содержать свою труппу.
Если подводить итоги, то они впечатляющи: пятьдесят два года на сцене, более двухсот ролей. Первую роль Серполетты в оперетте Планкетта "Корневильские колокола" Людмила Ивановна сыграла, учась в Куйбышевской театральной студии при оперном театре. Да, странно признавать, что артистка, чей образ у тысяч зрителей ассоциировался именно с Одессой, не родилась в нашем городе...

  
- Когда я поступила в студню, - рассказывает Людмила Ивановна, - это был учебный коллектив при эвакуированном в Куйбышев Большом театре. И среди тех, кто давал мне на вступительных экзаменах "путевку в жизнь", был Иван Семенович Козловский. Через девять лет мы встретились с ним на гастролях, я тогда была уже артисткой, и выяснилось, что он меня не забыл. Многое в моей судьбе определил случай. Я ведь после смерти отца в 1941 году жила очень тяжело, училась в школе, работала с пятнадцати лет по четыре часа в день на конвейере эвакуированного авиационного завода. Прямо с конвейера самолеты шли на фронт... И пришла я на приемные экзамены в студию - сидят Козловский, Максакова, наша куйбышевская певица Наталья Шпиллер. Спела я "Соловья" Алябьева, и была принята. Учили нас прекрасные педагоги. Голос мой не уродовали, оказалось, что у меня он поставлен от природы. С концертмейстером учили партии Лизы, Маргариты, Виолетты - я окончила два отделения студии, и оперное, и опереточное. Вот на этих партиях я и выровняла себе голос. И Серполетту получила потому, что партия эта трудная, была "по голосу*' только мне.
Так при чем же здесь случай? Артистическая судьба юной Люси Сатосовой была предопределена. Отец будущей примадонны работал в Куйбышевском отделении Госбанка, выдавал зарплату всему коллективу местной оперетты и исправно получал контрамарки на спектакли. Детей, в общем-то, на вечерние спектакли не допускали, и белоголовая Люся старалась лишний раз не высовываться из ложи. В пять лет она уже обладала ценнейшим зрительским опытом, нечего и говорить о том, что постоянно пела из разных оперетт. С замиранием сердца следила за игрой комика Нальского, каскадной артистки Галины Мар и других мастеров. Так что чувство стиля и понимание секретов жанра у Людмилы Ивановны в крови. Этим пользуются молодые актрисы, которые прекрасно знают: если "мама Люся" считает, что "вот этот цветочек - не туда", то можно доверяться смело.
Окончив студию, Людмила Сатосова поступила на сцену Куйбышевской оперетты, играла рядом со своими кумирами детских впечатлений. Начались роли юных субреток: Стасси, Яринка, Адель... Пела актриса и героинь, а в девятнадцать лет ухитрилась сыграть даже старую сваху Барбару ("Кета и Котэ"). В роли Арсены ("Цыганский барон") была не только неотразима в великолепии юной красоты, в облаке белокурых волос - брала верхнее ми-бемоль, чем доводила зал до экстаза.
Особые воспоминания связаны у Людмилы Ивановны со Свердловской опереттой, где играли многие ссыльные актеры (их судьбы она вспомнит потом во время работы в спектакле театра "Ришелье" "Таланты и полковники"). Это были природные, не опереточные князья Кунгушев и Коринтели, концертмейстер, "настоящая смолянка", обучавшая актрис искусству носить перчатки и языку веера. Молодая артистка играет и молдаванку Марийку ("Марийкино счастье"), и грузинку Маринэ, и чеченку Агунду... Поет в "Сильве", в "Фиалке Монмартра" - да что там говорить, переиграла все венские оперетты, все мюзиклы н все советские образцы жанра, причем не в одной роли, не в одной постановке.
- Оскар Фельцман знает меня с восемнадцати лет. Все оперетты Дунаевского и Шостаковича были мной перепеты. Каждая роль дорога. Вы говорите, что многие советские оперетты были надуманны? Для меня был интересен любой сюжет, любая роль. В забытом сейчас спектакле "Мы большие друзья" играла некую Музу, студентку-интриганку. Это была моя первая роль стервы - такое не забывается!
В жизни стервой она никогда не была. Ее любили всегда, в любом театральном коллективе - за бесконфликтность, доброжелательность, дисциплинированность. Людмила Сатосова вышла замуж за товарища по сцене, кумира свердловчанок (а потом и одесситок) Виктора Эгина. Родился сын Саша. Забегая вперед, скажу, что внучка Люся - внешняя копия и предмет особых забот Людмилы Ивановны.
- Переехав в Одессу ради перемены климата, в чем мое здоровье очень нуждалось, я пришла в ужас от одесского диалекта. Ведь я привыкла к общению с князьями и смолянками. А потом привыкла к говору одесситов, и сама теперь уже так говорю.
Началось знакомство с нашим городом весьма драматически. Неизвестный (предполагается, что он был поклонником одной из тогдашних одесских примадонн) угрожал Людмиле Ивановне в письмах и по телефону, даже стрелял однажды в ее квартиру, которая тогда была на Дерибасовской. Ужасно? Конечно. Но и прекрасно в то же время. Где они, те нынешние актрисы, которым можно так сопереживать, что поднимать винтовку на их конкуренток? Конечно, коллега Сатосовой не желала ей зла, просто ее искусство пришлось по душе одесскому бандиту, который и вел себя соответственно.
Сатосова вошла в спектакль "Белая акация" на роль Ларисы (в Свердловске она уже играла Тоську). Сыграла она ее как девушку не злую и не коварную, просто кокетливую, легкомысленную - истинную одесситку. "На рассвете", "Четверо с улицы Жанны", "У родного причала", "Сердце балтийца", "Агент ОО", "Целуй меня, Кэт" - все это этапные роли, с каждой связаны интересные истории. Режиссеры Матвей Ошеровский, Эдуард Митницкий, Изакин Гриншпун - актриса благодарна судьбе эа работу с ними.
В пятьдесят лет Людмила Сатосова в последний раз вышла в роли Элизы Дулиттл ("Моя прекрасная леди" Фридерика Лоу). И передала роль Галине Жадушкиной. Не потому, что не могла ее играть и дальше или выглядела недостаточно молодой. Считала долгом позаботиться о младшей коллеге. Сейчас Людмила Ивановна передает секреты мастерства Ольге Оганезовой, проводит с ней читки ролей, дает советы касательно поведения на сцене и внешнего облика. Считает, что у Ольги большое будущее, называет ее ласково "Оганезкой".
После ухода из Одесской оперетты ("Ну не могла я в десятый раз играть в "Сильве" или "Марице", надоело мне!'') Людмила Ивановна вместе со своим многолетним партнером, народным артистом Семеном Крупником, стала душой и центром театра "Ришелье". Стала работать с режиссером Юлием Гриншпуном, чей талант высоко ценит, и горячо защищает от непонимания или критики. В спектаклях по пьесам одесских драматургов Георгия Голубенко, Леонида Сущенко и Валерия Хаита ей пришлось играть совершенно новые роли, самая яркая из которых - центральная роль в "Королеве Молдаванки, или Нашем ответе Президенту". Сейчас в русском театре она - графиня де Бревиль, а скоро сыграет Манефу в "Мудреце" по Островскому, начиная таким образом новую, безумно интересную страницу своей актерской биографии.
Ее кумиры, Любовь Орлова и Марика Рокк, точно так же не сдавались прожитым годам. И нет смысла сдаваться - в нашем обществе народная артистка обречена существовать на пенсию в 49 гривеней 50 копеек. Вот цифра, логически завершающая ряд других: семьдесят лет жизни, пятьдесят два года на сцене, двести ролей, тысячи и миллионы восхищенных зрителей...
Мария ГУДЫМА
Фото Олега Владимирского
Весь материал читать по ссылке www.odessaglobe.com/russian/press/won/won31-13-1.htm