Самара сегодня >> Cамара-городок >> Самара подземная. БУНКЕР СТАЛИНА


Бункер для Сталина строили, как метро. Только значительно быстрее

04.12.2001
Светлана Еременко
Светлана Богданова
Осенью 1941 года, когда немцы стояли у стен Москвы, Госкомобороны СССР принял решение об эвакуации Сталина. Под Куйбышевым был спроектирован подземный бункер, который был построен уже после окончания битвы под Москвой, но за рекордно короткие сроки - в течение 9 месяцев. По окончании работ все строители исчезли. Согласно официальным данным Сталин ни разу не посещал бункер, но единственный оставшийся в живых участник строительства Николай Иванов утверждает, что это не так.

  
"Вместо номеров давали клички"
"15 октября 1941 года.
Ввиду неблагоприятного положения в районе Можайской оборонительной линии Государственный комитет обороны постановляет:
1. Поручить тов. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в город Куйбышев.
2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также Правительство во главе с заместителем председателя Совнаркома тов. Молотовым.
3. Тов. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке".

Но Сталин не уехал. Те, кто оставался в Москве, говорили: если Сталин в Москве, немцы не пройдут.
Однако немцы подошли так близко, что речь уже шла не только об эвакуации генералиссимуса, но и о том, что в эвакуации придется находиться долго. Одновременно с постановлением о переезде в Куйбышев было принято решение о срочном строительстве "спецобъекта" - бункера для Сталина.

Главным архитектором был назначен Юлиан Островский. После сдачи «спецобъекта» он исчез. Его судьба, как и судьбы остальных шестисот строителей, неизвестна. За всю шестидесятилетнюю историю бункера не появилось ни одного опубликованного воспоминания о тайном объекте. Известно лишь, что каждый участник стройки давал подписку "о неразглашении гостайны под страхом смерти".

В феврале 1942 года спецподразделение Мосметростроя прибыло в Куйбышев. В обстановке строжайшей секретности началось строительство. Было извлечено 25 тысяч кубических метров грунта, уложено более 10 тысяч тонн бетона, смонтировано 5 тысяч тонн металлоконструкций.

Условия труда были невыносимы. Люди работали в две смены, днем и ночью, породы были настолько твердые, что за день иногда проходили 20 - 30 см. И это при том, что углубиться нужно было на 33 метра. «Вместо номеров каждому строителю дали кличку, мы никогда друг друга по имени-то звать не могли. Вот, скажем, у меня кличка была Шаня, со мной работали Задира и Левша, их потом бадьей накрыло, они погибли», - рассказывает единственный выживший строитель бункера Николай Иванов.

«Мне-то повезло, - улыбается Николай Иванов. - Меня-то быстро заметили - из-за почерка моего. Все восторгались им, говорили, понятно пишу. Так получилось, что несколько раз бумаги какие-то переписывал для начальства. Понравился я им, видать». Спустя несколько месяцев Иванова перевели на новую должность - внештатный секретарь по особо важным делам главного проектировщика бункера Юлиана Островского.

Островский поручал ему вести протоколы секретных заседаний, принимать и отправлять шифровки. Спас Иванова его каллиграфический почерк. "Только поэтому и не расстреляли", - считает Иванов.

Многие строители не выдерживали - просились на фронт. Однако воевать их не пускали - сажали группами в крытые грузовики и увозили в неизвестном направлении. На следующий день им на смену приезжали новички.

В апреле рабочие наткнулись на плывун. Земля внезапно начала трястись, шахту стало затоплять. Плывун пришлось заморозить азотом. Куски льда откалывали и ночью на катере с глушителем вывозили и выбрасывали в речку Самарку. Все было сделано настолько оперативно, что никто из куйбышевцев ничего не заметил.

Нет ни одного документа, подтверждающего, что Сталин бывал в бункере. Но Николай Иванов утверждает, что «отец всех народов» посещал спецобъект - летом и осенью 1942 года. «Первый раз Иосиф Виссарионович приехал, когда надо было смету подписать, намудрили там что-то с цифрами. Я лично его не видел, но все наши знали: вождь приехал. Слова боялись лишнего сказать. Да и начальство в тот день все навытяжку стояло. Все было по-парадному. А второй раз вроде принимал он работу нашу. Только мы опять не видели его. Все секретность соблюдали, никому его не показывали», - вспоминает Иванов.

"Посетители любят бункер"

Тайна сталинского подземелья охранялась более полувека. Сейчас в бункер может попасть любой - в 1991 году его рассекретили и сделали в нем музей. Объект находится в ведении Минобороны и МЧС, но денег от государства ждать не приходится, и музей практически полностью перешел на самообеспечение. «Взрослый» билет стоит 10 рублей, «детский» - 3, с иностранцев берут 10 долларов. За 10 лет в бункере побывал миллион посетителей. «Приходят самые разные люди: школьники, студенты. Привозят делегатов с каких-нибудь конференций. В прошлом году приезжал к нам египетский генерал. Все ходил, восторгался, говорил: это, мол, почище пирамид», - рассказывает директор музея Анатолий Солуянов.

Спускаться в бункер приходится по лестнице, сделанной из чугунных колец, приваренных к стенам круглой шахты, похожей на гигантский колодец диаметром 6,5 метра. Здесь система полного автономного жизнеобеспечения: водопровод, канализация, вентиляция, поддерживающая постоянную температуру - 19 градусов. Все системы продублированы на случай повреждения.

«Посетители любят наш бункер, - гордо замечает Солуянов. - У нас тут свет яркий, вентиляция отличная, никаких запахов, воздух свежий, даже и не помню, чтобы за эти 10 лет кому-нибудь становилось здесь плохо или кто-нибудь беспокойство какое-то испытывал».

С технического этажа выход - через две массивные стальные двери, похожие на мощные ворота-шлюзы, которые ведут во второй «колодец». Его диаметр - 8 метров, толщина бетонной облицовки - полтора метра.

На самом последнем этаже подземелья - комната офицера связи, комната секретаря, зал заседаний площадью 60 квадратных метров и кабинет Сталина. Над головой - слой земли толщиной с 12-этажный дом.

В кабинете вождя рабочий стол, кожаный диван в белом чехле, на стенах портреты военных кумиров Сталина - Кутузова и Суворова. В зале заседаний строгая рабочая обстановка: длинный стол, покрытый зеленым сукном, стулья в белых чехлах, на стене портреты Ленина, Энгельса, Маркса. Стол для стенографисток расположен так, чтобы они сидели спиной к выступающим, фиксируя лишь слова, но не видя лиц. Еще один стол - для Алексея Поскребышева.

Военные специалисты говорят, что бункер выдержит удар атомной бомбы. Самый нижний этаж находится на глубине 33 метров (бункер Гитлера в Берлине - глубиной всего 16 метров).

«Каждый раз, когда веду экскурсию, все мне кажется, будто я сам государственную тайну выдаю, вот она, сила старой власти», - шутит Анатолий Солуянов. Работа под землей, конечно, утомительна не столько физически, сколько психологически. Об этом говорят и энергетики, обслуживающие бесперебойную работу махины. Спускаясь на суточное дежурство, они чувствуют себя полностью оторванными от мира. Правда, говорят рабочие, от однообразия спасает хобби - кто-то кроссворды разгадывает, кто-то из любопытства каждый винтик на советском генераторе 30-х годов изучил.

Сегодня бункер - просто самарская достопримечательность. Так с военных времен он никому и не понадобился.


Весь материал читать по ссылке www.gzt.ru/rubricator.gzt?id=4500000000003387