Самара сегодня >> Cамара-городок >> Сделано в Самаре


Возвращаются все, кроме лучших друзей

16.05.2003 Сергей МИШИН
1951 год. В Корее - война. В ней, необъявленной, участвует и Советский Союз. Для боевых действий требовалось всё больше авиации, вооружений, боеприпасов. Немалая часть всего этого поступала в Корею из дружественного Советского Союза. Если быть совсем точным: с куйбышевских оборонных гигантов.

 
Ежедневно с аэродрома завода № 1 (Сейчас предприятие ЦСКБ - Прогресс) в небо взлетали новенькие, сверкавшие серебром реактивные истребители МиГ-15 и МиГ-17. Затем, после лётных испытаний, самолеты аккуратно разбирались на агрегаты и, упакованные в контейнеры, отправлялись по железной дороге в дружественную Корею.

Куйбышевский авиационный завод (ныне АО "Авиакор") тоже не остался в стороне от оборонного заказа. Его коллектив осваивал выпуск грозной военной техники: тяжелого четырехмоторного бомбардировщика Ту-4. В перспективе после окончательной доводки самолета его разработчики планировали начать широкое производство "летающих крепостей". Чтобы в случае третьей мировой войны советские летчики имели машину, не уступающую известным американским аналогам. Сталин, поручая Андрею Николаевичу Туполеву разработку Ту-4, прямо ставил вопрос: "Необходим тяжелый бомбардировщик, способный во время войны донести через океан, до Соединенных Штатов, атомную бомбу".

Разработка тяжелого бомбардировщика, начатая Туполевым сразу после Великой Отечественной войны, завершилась в 1951 году. Производство нового самолета: Ту-4, было решено начать в Куйбышеве. Для этого было серьезно модернизировано производство, в заводских цехах появились новые станки и оснастка…

18 августа 1951 года весь советский народ отмечал День Воздушного Флота СССР. В центре Безымянки, на площади имени Кирова, был организован массовый праздник. Люди гуляли, угощались символическими "ста граммами" во славу Воздушного флота. И только узкий круг посвященных сотрудников авиационного завода знал о том, что в этот же день планировалось провести очередные испытания опытного Ту-4.

На борт бомбардировщика поднялся экипаж из пятнадцати человек. Задача полета – обычная, рабочая: провести проверку боевых систем самолета. Четырехмоторный Ту-4 поднялся в воздух…

Командиром экипажа в том полете был Василий Буренков. Опытнейший пилот, ас, он был самым старшим в экипаже, ему исполнилось тогда пятьдесят лет. Вторым пилотом летел Владимир Любченко. Штурманское кресло занимал Василий Политов. Другие члены экипажа следили за исправностью тех узлов самолета, которые они готовили к полету во время завершающей доводки машины.

Ту-4, набрав высоту, лег на нужный курс. Лететь предстояло на юго-восток, в район южнее Сталинграда (сейчас Волгоград). Там на специальном полигоне участники полета должны были выполнить прицельное бомбометание и боевые стрельбы по воздушным и наземным целям.

С заданием справились на "отлично". Экипаж израсходовал весь внушительный боекомплект десяти скорострельных пушек, сбросил на землю точно в намеченном квадрате пятитонный бомбовый запас. И, развернувшись, взял курс на север – в родной Куйбышев. Летчики надеялись успеть на праздник…

На заводе тоже с нетерпением ожидали возвращения экипажа. Вот самолет уже вошел в радиозону, контролируемую заводскими связистами. Командир экипажа Буренков доложил на землю, что они подлетают к Саратову. И вдруг связь с самолетом прервалась. Все попытки радистов восстановить контакт с экипажем были тщетны. Рация предательски молчала. Постепенно среди сотрудников авиазавода, принимавших участие в испытаниях, нарастало волнение. Многих тревожила мысль, что с Ту-4 что-то случилось. Появившиеся через некоторое время в радиорубке сотрудники госбезопасности подтвердили опасения: "Машина разбилась…"

Расследованием причин катастрофы занималось МГБ (чьим правопреемником стало всемогущее КГБ). Был найден свидетель – пастух, который заметил, как с большой высоты с работающими на полную мощность двигателями падал огромный самолет. Проведенная вскоре экспертиза полностью подтвердила его показания.

Расследование на этом не закончилось. Было известно, что сделанная на совесть машина упала на землю с работающими моторами, но без стабилизатора. Следователи высказывали самые разные предположения. В первую очередь, подозрение пало на заводских сборщиков. Мол, кто-то из них мог оставить в хвостовом оперении стальную поддержку, или еще какой-нибудь тяжелый предмет, который и перебил тяги управления. Но повальная проверка всего слесарно-клепального инструмента в агрегатных цехах не подтвердила эту версию. Тогда претензии переадресовались специалистам из КБ Туполева. Инженерам предъявлялось обвинение в том, что они недостаточно точно рассчитали способность конструкции выдерживать большие полетные нагрузки. Вследствие чего у самолета и оторвало хвост. Но и эта гипотеза не подтвердилась, поскольку в ходе предыдущих испытаний машин серии Ту-4 летчики давали им перегрузки, намного превышающие критические значения, и самолеты благополучно справлялись с ними.

Тогда же большинство экспертов остановилось на версии, которая в итоге и была признана единственно верной. Согласно ей виной катастрофы стали аварийно-спасательные средства, которые входили в штатный комплект самолетов этой модификации. Конкретно: надувные спасательные плоты. Располагались они именно в хвостовой части стабилизатора. Их выемка происходила автоматически. А люк, который закрывал отсек с плотами, от возникшей в полете вибрации мог самопроизвольно открыться. Выпавшим оттуда плотом, вероятно, и был обрублен стабилизатор.

Хоронила погибший в авиакатастрофе экипаж вся Безымянка. И это несмотря на то, что в куйбышевской прессе (кроме авиазаводской многотиражки) не было напечатано ни единого сообщения о трагедии.

Во-первых, по причине секретности, во-вторых, потому что подобных катастроф в советском государстве с его стопроцентно надежной военной техникой не должно было быть в принципе.

Похоронили героически погибший экипаж Ту-4 на кладбище "Металлург", в братской могиле. Каждый год в день катастрофы по традиции сюда приходят ветераны завода. Помянуть своих друзей, выпить по обычаю стопку водки. На протяжении полувека заводчане неукоснительно блюдут и другую традицию: не планировать никаких полетов на день 18 августа.

Все права на материал эксклюзивно принадлежат порталу "Самара-Городок". Перепечатка и цитирование без согласия автора запрещены.

Весь материал читать по ссылке news.samaratoday.ru/news.asp?y=2003&m=5&d=16&r=4&n=28197