Самара сегодня >> Cамара-городок >> Люди. Здесь родились, жили, живут


Миронова Мария: «Дебюты отца и сына»

Поюровский Борис Михайлович, театральный критик: «Александр Семенович долго и сильно болел. Больше всего его волновало, что же будет с Марией Владимировной: «Если меня не будет, Маша пропадет». Он попросил меня, что, если что-то случится, я должен уговорить Андрея стать партнером Марии Владимировны. Они вместе с Андреем много ездили с концертами, но потом умер и Андрей...


  
 
Мироновой пришлось много вынести, меня всегда поражало, насколько она организованна и собранна. Сколько сил уходило на доставание продуктов, а сколько раз ей приходилось ездить в больницы! На Новый год мы, как всегда, собрались у них дома. Александр Семенович попросил сказать первый тост. Я, как обычно, приготовился к новогодним шуткам, но он был непривычно серьезен. Александр Семенович встал и поблагодарил Марию Владимировну за все, что она для него сделала. От волнения он не смог договорить тост до конца. Через два месяца его не стало. Когда Мария Владимировна приехала из Риги, где умер Андрей, на вокзал пришли встречать ее друзья. Одна дама не выдержала и стала плакать. «Я очень прошу, не плачьте», - попросила ее Миронова. Все говорят о ней как о железной женщине, которая никогда не плачет, а она мне как-то призналась: «А кто знает, плачу я или нет? Об этом знаю только я».
...- А кем был дедушка Андрея?
- Юрист. Вы, может быть, помните, как сказал Жириновский: «Мама чисто русская, а папа юрист». Только у Менакера мама чисто еврейская, папа тоже юрист.
- Семья Менакеров пострадала после революции?
- Конечно, когда убили Кирова, всю интеллигенцию коммунисты из Петербурга выслали. Семья Менакеров оказалась в Куйбышеве....- Мария Владимировна, у вас с Менакером на сцене были распределены роли: вы -- агрессивная, властная, а он -- мягкий и податливый. А в жизни как?

- Вы же умная барышня и прекрасно понимаете, что неужели бы мы прожили вместе 45 лет в таких примитивных ролях? Брак -- это обязательные уступчивость, компромисс. Умение понять, умение простить. Ну что вы?! Как можно задавать такие вопросы?
- Пардон, мадам!

Львов-Анохин Борис Александрович, главный режиссер Нового драматического театра: «Незабываем Театр двух актеров -- Мироновой и Менакера. Этот дуэт встречали с восторгом во всех городах и всей России. Их разговоры, споры, ссоры, препирательства заставляли стонать от смеха огромные залы, до отказа набитые зрителями. Я имел счастье репетировать с ними в их счастливом доме. Дом был счастливым, потому что в нем никогда не прекращалась игра -- опять-таки юмористические споры, ссоры, препирательства, обмен колкостями, -- быт был весело театрализован, состоял из талантливейших импровизаций, этюдов, остроумных пассажей. Очень смешные игры, в которых сквозь юмор светилась огромная нежность. Они как-то пришли ко мне на мой день рождения, уселись за стол и тут же началась все та же игра -- неистощимый каскад замечаний, придирок, сентенций, -- великий Супружеский Диалог, комедийное столкновение сокрушительного темперамента жены и философского благодушия мужа. И было уже не нужно развлекать гостей, они встречали счастливым смехом каждую фразу Марии Владимировны и Александра Семеновича, Миронова и Менакер очень любили друг друга, любили играть друг с другом. Стихия счастливой игры пронизывала их существование на сцене и в жизни».
- Мне до сих пор пишут письма. Я не могу всем ответить. Пишут просто: «Москва. Матери А. Миронова». Письма приходят до сих пор. Последнее письмо от 14-летней Оли из Средней Азии меня так взволновало, что я не могла уснуть всю ночь. Оля никогда не видела Андрея в театре, но знает его работы в кино. Прочитав книгу «Андрей Миронов», она, потрясенная, тут же села писать мне письмо. Девочка спрашивает: «Если уходят такие люди, стоит ли жить?» Ну что я могу ей ответить?..
Олег Табаков, режиссер: «Мы жили с Андреем в одном доме. Я бывал на его семейных праздниках, был знаком с его родителями. Мария Владимировна мне очень напоминала мою маму. Я всегда симпатизировал Андрею как коллеге, который занят мучительным делом -- служению Театру. Мария Владимировна за короткий промежуток времени потеряла и мужа и сына. Это был тот самый неформальный мотив, который всегда есть в жизни и который часто двигает нами. А потом она так была похожа на мою маму... Я пригласил Миронову в наш театр, она замечательно сыграла две роли и даже была с нами в гастролях по Америке. Мне радостно вспоминать ее день рождения, который мы все отмечали в «Подвале». Я пел Марии Владимировне песню Валерия Ободзинского «Никто не приглашает на танцы». Мы встретились по-человечески и расстались по-человечески. Я с трудом бы мог назвать другого такого Человека с большой буквы».
Ирина ЗАЙЧИК
Фото Л. Шерстенникова и из семейного архива М. Мироновой
"ОГОНЕК", № 14, 7 апреля 1997
Весь материал читать по ссылке www.ropnet.ru/ogonyok/win/199714/14-48-53.html