Самара сегодня >> Cамара-городок >> Грушинский фестиваль


Грушинский фестиваль 2001

Лениво, нехотя, над Главным озером расползался туман, постепенно открывая нам вид на тот город, которому предстояло стать родным для четверых путников на ближайшую неделю. Вдалеке терялись в дымке Жигулевские горы, Волга лениво несла свои воды навстречу океану., медленно проползали где-то далеко, на самом пределе видимости, тяжело груженые баржи. Мы стояли, курили, молча наслаждаясь открывшимся пейзажем. Так вот ты какая, Фестивальная поляна, жемчужина Самарской области!



Мы вздохнули, потушили сигареты и двинулись вниз, к месту стоянки. Хоть и рано мы приехали (доска объявлений пустовала, центральная улица лишь изредка встречала нас одинокими прохожими), однако все равно наше место уже было занято.

Мы с трудом отыскали среди "полек", "Уютов", "Алясок", "домиков" и прочих цветастых жилищ нашу одиноко приткнувшуюся родную бкло-скро-оранжево-грязно-синюю палатку. Вадим уже был здесь, и, кстати сказать, занял довольно неплохое место. Лишь спустя несколько дней около нас вырыли туалет, а вокруг расселились панки, нефоры и прочие весьма оригинальные личности. А в тот момент все казалось идеальным.

Первый день пролетел незаметно за обустройством бивака, лесозаготовкой, короткими прогулками по окрестностям, посиделками с предусмотрительно привезенной гитарой, знакомством с соседями: Лишь одно в этот день омрачило нам праздник бытия - подсчет припасов. Горсть гречки, столько же риса, чуть-чуть рожков и банка тушенки в придачу к почти что полному отсутствию денег!

Скупые мужские слезы наворачивались на глаза. Но Алмаз утешил - продержаться до пятницы, а потом приедет Оренбург с полными рюкзаками провианта. Что ж, дай то бог. Груша разрасталась прямо на глазах.

С каждой электричкой приезжали все новые и новые люди, и вскоре спуск к поляне превратился в сплошной людской поток. Приехал Марат с сестренкой Венерой и маленьким парнишкой Колькой, и жизнь тут же наладилась. В гречке появилась тушенка и колбаса, а левую руку приятно согрел кусок хлеба. Венера, единственная пока в нашем мужском коллективе девушка довольно успешно скрашивала и облагораживала наше пребывание. Жизнь казалась прекрасной и удивительной, однако, как всегда, нашлись люди, сумевшие доказать нам обратное. Мы коротали вечер, тихонько напевая что-то очень хорошее, душевное, бардовское, как вдруг к нам на бивак нагрянули трое в зеленой форме лесников.

-Добрый вечер, молодые люди, мы к вам с небольшими проблемами. Почему костер не окопан, почему он под кроной дуба, когда должен быть не ближе трех метров от дерева? - вопрошал один из них.

-Полтинник, и отдыхайте спокойно, - закончил мысль другой.

Битый час объясняли мы этим колымщикам, что мы бедные студенты и денег у нас нет. В конце концов наши убеждения возымели силу, чему немало способствовал Толик, на протяжении всего разговора бривший свою уголовную рожу внушительным топором. Лесники вежливо попросили нас перенести костер на открытое место, то есть к туалету, а мы так же вежливо указали им, где еще стоит поискать лохов, которые им заплатят и даже объяснили, как туда проще всего добраться.

Лесники ушли. А мы отправились к коменданту, который подтвердил, что все нормы у нас соблюдены и претензий к нам никаких быть не может, посему бивак остался на прежнем месте, и посиделки продолжались вплоть до того момента, когда дрова подошли к концу. Да здравствует новая лесозаготовка. Нас подвела лень. Сухое дерево уже было найдено, правда, прямо посреди лагеря, и почти что спилено, как вдруг:

-Попали, ребята! Валите, валите, мы сейчас все померим, посчитаем:, - радостный лесник потирал руки в предвкушении легкой наживы. А дерево уже неумолимо приближалось к земле.

-Так, 20 метров длиной, треть метра толщиной!!! Попались, ребята. Вот вам бумажки, почитайте, пройдемте, заплатимте, - лесник сумел нас убедить пойти с ним, благо средство убеждения стояло неподалеку и поглаживало дубинку.

На сей раз мы точно попали. За незаконную валку леса, даже сухого, с нас затребовали 467 рублей, и только применив все наше обаяние мы смогли сторговаться на 100. Что ж, сами лохи, могли бы и подальше в лес за дровами сходить. Правда, дерево осталось нашим и часть денег мы вернули, продав за 65 рублей самый сырой его кусок альметьевским "чайникам", но все равно обидно. А лагерь наш разрастался.

Мы подселили к себе самарских девчонок, довольно симпатичных, надо сказать. Появилась еда и жизнь вошла в нормальное русло. Купания, гуляния, песни, концерты: на сон времени почти не оставалось.

В пятницу нагрянул Оренбург - 25 человек. Алмаз нас не обманул - у них, как в Греции, было абсолютно все. Нас кормили и поили на убой, от бивачных дел мы отстранились и целыми днями пинали балду, праздно шатаясь по Груше, которая уже стала как город размером с Йошкар-Олу. Только официально отметилось 300 тысяч человек. Даже в мужской туалет образовывались очереди.




На рынке и на улицах движение не ослабевало ни днем, ни ночью, концерты на многочисленных сценах собирали толпы зрителей. На самом главном концерте их собралось столько, что протиснуться хотя бы в зону видимости сцены-гитары стало абсолютно невозможно.

Генеральный спонсор, РАО ЕЭС России, устроил всем большой праздник, отключив свет во время концерта на горе. Так мы его и не посмотрели толком. [email protected]!

Но описывать фестиваль можно очень долго, эта штука из серии "лучше раз увидеть". Дни пролетели незаметно и вот биваки стали пустеть один за другим. Настал понедельник. Пора домой! Жаль!


Весь материал читать по ссылке www.kcn.ru/tat_ru/universitet/turklub/2.htm