Самара сегодня >> Cамара-городок >>  Аварии, пожары, Катастрофы. ЧП.


В годы гражданской войны

Самарская губерния к весне 1919 г. дала пятую часть продовольствия, которое заготовила вся Советская республика от урожая 1918 г. Для своевременной уборки урожая 1919 г. и последующей вывозки хлеба из губернии была проведена трудовая мобилизация городского и сельского населения. Под руководством коммунистов создавались специальные хлебоуборочные отряды, которые занимались уборкой, обмолотом хлеба и отправкой его на ссыпные пункты. В октябре 1919 г. губком РКП(б) "разъяснял крестьянам, что утайка хлеба является величайшим преступлением перед голодающими братьями - красноармейцами и рабочими".
Снабжая страну продовольствием, население Самарской губернии подвергалось непрестанным поборам, которые довели крестьянство края до вооруженных восстаний против советской власти. Городские жители переживали не меньшие трудности. С начала 1919 г. в Самаре разразился топливно-энерге-тический кризис, с каждым днем обострялся жилищный вопрос. 21 февраля председатель губсовнархоза Г. С. Соколов заявил на заседании горсовета: "Отпущенного Самаре жидкого топлива (нефти) хватит лишь для отопления четырех бань в городе и для размола на мельницах 400 пудов зерна, что обеспечит население хлебом на полтора месяца. Для всей остальной промышленности Самары не остается ничего. Дров для города требуется свыше 600 тыс. куб. сажен, но... их можно дать только около 230 тыс. кубов... _ М. Леплевский сообщил о намеченных мерах... прекращение трамвайного движения, сокращение работы бань до четырех дней в неделю, ограничение Рамени освещения до 3-4 часов в сутки и т. п. Намеченные меры горсовет утвердил". На следующий день Самарский совнархоз получил телеграмму центра подписью председателя ВСНХ Рыкова, в которой требовалось "прекратить отопление зданий нефтью, не останавливаясь перед необходимостью закрыть до теплых дней школы... все кинематографы" и любые другие предприятия, чтобы не допустить остановки железных дорог.

  
Между тем, эпидемия тифа… приобрела в Самаре угрожающие размеры. Связано это было прежде всего с большой концентрацией здесь воинских соединений. Город также находился на перекрестке транзитных путей. Власти пытались наладить карантинные мероприятия, но особого успеха они не принесли. Причины, приведшие возникновению и развитию эпидемии, не могли быть ликвидированы при помощи бань с вошебойками. Они крылись в беспределе гражданской войны.
Начальник городской милиции неоднократно делал заявления "о происходящих столкновениях милиционеров с лицами, производящими обыски и различные реквизиции, на почве отказа последних предъявлять документы и мандаты". Характерно, что горисполком ограничивался такого рода постановлениями: "поручить т. Рыбину составить текст постановления, обязывающего лиц, производящих обыски и реквизиции, предъявлять агентам городской милиции мандаты и документы". Сам факт бесконечных грабежей и насилия не только не возмущал власть, а, можно сказать, узаконивался такими постановлениями. Для осуществления реквизиций достаточно было предъявить об этом документ.
Летом 1919 г. "в связи с размещением в Самаре воинских частей и прибытия беженцев из Царицына жилищный вопрос получает новую остроту... Жилищно-земельный подотдел реорганизуется, при нем создается специальное отделение по учету движимого и недвижимого имущества, по вселению и выселению". Жилотдел г. Самары реквизировал все окрестные дачи, взял их на учет и, учитывая летний сезон, "выработал нормы арендной платы дачных помещений... определив кубатуру по внешним ребрам жилого помещения". Это было предпринято с целью изыскания средств для ремонта муниципализированных "советских" домов. Однако, решить эту проблему не смогли из-за "полного отсутствия кровельного железа и других материалов и недостатка рабочих рук". Это неудивительно.
Национализация предприятий в Самарской губернии проводилась уже вторично, что сугубо отрицательно влияло на все отрасли производства. Обязательная "трудовая повинность", продолжившая "красногвардейскую атаку на капитал", не смогла обеспечить производство необходимых товаров.
Нелишне напомнить, что все без исключения мероприятия советской власти носили классовый характер, что исключало использование опыта предпринимателей в организации хозяйственной деятельности. "Без разрешения губсовнархоза нельзя было открывать никаких промышленных предприятий, ничего не строить". Постановлениями о социальном страховании постоянно повышались суммы обязательных взносов. "В случае несвоевременного исполнения виновные подвергнутся заключению в тюрьму...".
...Зимой 1919-1920 гг. еще больше распространилась эпидемия тифа. Все организационно - санитарные мероприятия, проводившиеся властями, не приносили успеха. Это неудивительно - даже с эпидемиями советская власть боролась по классовому признаку. Отделу народного здравоохранения предписывалось "всеми доступными средствами помогать беднейшему населению уничтожать вшей... рабочим по предъявлению карточек первой категории бесплатно выдадут по 1/4 фунта на 5 человек мыла представителями здравотдела".
В городе участились случаи незаконных реквизиций и разбойных нападений. Военные перестали платить за снабжение продуктами, топливом, товарами, хотя поставки для них осуществлялись в первую очередь.
Неразрешимой проблемой становилась уборка территории города от мусора.
Квартальные комбеды ловко управлялись с распределением продуктов в лавках, обеспечивая, прежде всего, собственные интересы, но были бессильны организовать необходимые санитарно-гигиенические мероприятия во дворах и на улицах, где проживали.
Для увеличения числа рабов военно-коммунистической системы по инициативе партийных органов с конца 1919 г. началась кампания "по очистке советских учреждений от присосавшихся элементов". Они отстранялись "от занимаемых должностей с привлечением к принудительным работам". Все лица, подвергшиеся чистке, должны были в "пятидневный срок явиться для регистрации к уполномоченному Губчека в мобилизационную комиссию по проведению трудовой повинности... По отношениям к семьям уклонившихся от явки на регистрацию будут приняты репрессивные меры".
Чистке подвергались, прежде всего, совслужащие из среды интеллигенции, что существенно снижало интеллектуальный потенциал власти и общества. Особенно наглядно это проявилось в организации народного просвещения. Несмотря на расширение в 1919-1920 гг. образовательных школ для взрослых, качество обучения в них было нижайшим. В вечерних школах для рабочих и на курсах для красноармейцев преподавали, главным образом, политграмоту, обучая их распознавать "врагов коммунистического строя".
Хозяйственные итоги 1919 г. по Самарской губернии были плачевны. "На 31 декабря на всех ссыпных пунктах имелось хлеба 5036953 пуда", что было девять раз меньше определенной центром разверстки. Продолжали функционировать более 180 волостных комитетов бедноты. На территории Бугурусланского Уезда, после изгнания колчаковских войск, в ноябре-декабре 1919 г. было создано 53 волостных и 328 сельских комбедов. На них опирались продотряды, отбиравшие у крестьян уже не товарный хлеб, а необходимые продукты питания, обрекая их в дальнейшем на голод.

Весь материал читать по ссылке www.yartel.ru/povolzje/library/samregion/texts/text8.htm