Самара сегодня >> Cамара-городок >> О Самаре - жители других регионов, туристы


Восемнадцатое письмо к другу

в Самаре зашел перед концертом в недавно открытую католическую церковь сердца Иисусова, которая была, правда, построена еще в 1906 году. И вот собор, скамейки, на которых вразброс сидят человек десять, и музыка. На небольшом электрооргане играет девушка, рядом с ней сидит еще одна, прижав к животу молчащего младенца с соской, и поет. И два молодых мужчины стоят рядом, поддерживая своими голосами хорал. Какая-то библейская картина. И понимаешь, насколько католичество - в рост человеку, его вере. И насколько православие, из которого человеческую нутрь стараются выморить, как клопа, открыв ее для Бога, - дополняет католицизм.
  
А я вышел из храма, а из двора рядом поднимается густой дым. И пламя открытое. Самара ведь деревянный город. Во дворе двухэтажный дом горит, пламя ревет, участковый милиционер из соседних деревянных домов жильцов выводит. Тут же гаражи стоят, того и гляди, начнут взрываться, субботний вечер, многие на дачи уехали. Мальчишки бегут, кто-то плачет, пожарные машины промчались по улице, чтобы с другой стороны подъехать, все стоят и в ужасе смотрят. А в двух шагах - самарская филармония. Внутри вся как ракушка, построена армянскими строителями в 1988 году, расцвечена стеклянными люстрами и цветами. И филармоническая публика тут особая, между частями симфоний и концертов не хлопают, как в каком-нибудь Тольятти. Говорят, что они хотели получить суперсолиста на эти концерты. Поэтому пришлось солировать на Страдивари самому Спивакову. Сначала сыграть Второй концерт Моцарта для скрипки с оркестром, а потом тут же взять в руки дирижерскую палочку, подаренную Бернстайном, и дирижировать симфоническим Чайковским. По словам музыкантов, это как сыграть три программы подряд. Плюс пять номеров "на бис" - от Вальса из "Маскарада" Хачатуряна до Адажио Шнитке. Впрочем, музыканты из РНО не жалуются. Во-первых, плывут все-таки по Волге, вроде как отдыхают, вяленую рыбку с пивком вкушают, хоть, конечно, и музицируют по десять часов в сутки. А во-вторых, главный дирижер с ними. Кроме концертов, репетиции каждый день - готовят программу к открытию сезона в Москве. Один Вальс Равеля чего стоит. Композитор принес его Дягилеву на предмет балетной постановки. Тот говорит: "Равель, музыка хорошая. Но не балет. Так, иллюстрация". Равель поблагодарил, собрал ноты и ушел. Как выяснилось, у него уже начинался рак мозга. И Вальс Равеля - это вам не Болеро. Тут он уже все сказал, что думал обо всем этом мире. Нежнейший вальс, который перебивается мрачнейшими ударными, - как внутри черепа бьет эта боль, вальс смерти. "Загадочнейшее произведение", - говорит Спиваков.
Весь материал читать по ссылке www.russ.ru/culture/song/20020917_she.html