Самара сегодня >> Cамара-городок >> Грушинский фестиваль


Атланты "держат" небо (памяти Грушинского фестиваля). Убить Грушинский фестиваль! Чтоб не мучился...

...Грушинский фестиваль ненавижу всеми фибрами души. (Юрий Кукин)
("Российская газета", 16.07.2002 г.)

Любое явление имеет свою нижнюю и верхнюю точки. Ниже пола и выше потолка не прыгнешь. Не исключаю, что Грушинский фестиваль дошёл до своей верхней точки и двинулся в обратном направлении – направлении регресса, упадка – к уровню пола, к тем трём-пяти сотням истинных поклонников жанра, которые таки приедут, когда сойдёт пена, уляжется дым фейерверков и гарь тысяч костров.



...29-й Грушинский фестиваль – во многом веховый, знаковый, символичный. Организаторы кричали, что ожидают налёта на Грушинскую поляну аж 300-тысячной армии бардовской саранчи. Этого, в принципе, было логично ожидать. Грушинский фестиваль всегда рос такими темпами, что объяснить это здравым рассудком не представлялось возможным. Когда приехало 150 тысяч народу, все ахнули. Потом, кажется, набралось что-то около 200 тыщ. Казалось, вот теперь покатится по нарастающей – с прибавлением по 50-100 тыщ человеко-бардов в год... Однако на отметке в 200 тысяч нежданно зашкалило...

Три или четыре года организаторы сбивчиво подсчитывали количество народа, пугаясь опускать показатель ниже взятой планки, но и не находя предпосылок для роста. И вот в этом году уже официально объявлено, что на Груше было всего около 100 тысяч человек. Нет, вроде бы 140. Но 100 – точно, с постоянным проживанием на поляне. То есть 40 тыщ – это окрестные бабушки, выползавшие на поляну чисто потусоваться, а ночью прятавшиеся в свои земляные норы в Грушинской горе.

Любое явление имеет свою нижнюю и верхнюю точки. Ниже пола и выше потолка не прыгнешь. Не исключаю, что Грушинский фестиваль дошёл до своей верхней точки и двинулся в обратном направлении – направлении регресса, упадка – к уровню пола, к тем трём-пяти сотням истинных поклонников жанра, которые таки приедут, когда сойдёт пена, уляжется дым фейерверков и гарь тысяч костров.

Самое интересное ещё и в том, что чуть ли не впервые на Груше было так мало звёзд. Даже жюри впервые за всю его историю возглавил не Александр Городницкий, не Виктор Берковский и даже не Сергей Никитин, а – Вадим Егоров! Для тех, кто понимает – это скандал, нонсенс, абсурд.

Что же произошло? Как я и предсказывал, Коломенский фестиваль для многих стал второй Грушей – заменой, подменой, подставой. Здесь теперь делаются звёзды. Здесь теперь звёзды горят. Самара – это далеко и не престижно. Кругом – централизация власти, централизация чувств. Москва – столица централизации, централизованный централизатор. Здесь теперь председательствует Городницкий. Здесь теперь Фонд "Фестиваль им. В. Грушина". Здесь теперь самые модные лауреаты. Груша – второстепенна. На ней подтверждают централизованные успехи в столице. Груша – констатирующая константа.

Однако Груша сегодня – это деньги. Бешеные деньги. Деньги, которые – только представьте! – шли не в московский карман, а порой даже наоборот – из московского кармана! Кейльман стал заложником своего детища. Как только Грушинский фестиваль стал рентабельным, он перестал быть интимным. Рентабельность предполагает куплю-продажу. А талант и душу не продашь. Из Груши сделали шоу. А шоу-менов у нас, слава богу, хватает. Они сделают из известной субстанции конфетку, не поморщась. Из конфетки – известную субстанцию, впрочем, тоже. Что и было сделано с Грушей. Её заказали. Её сделали как ребёнка. Её поимели как девочку по вызову.

Авиационные шоу, выездные брейн-ринги, Боярский, Градский, Трофим, Шевчук и Ко – в качестве гостей... Старые КСП-эшники и молодые реформаторы жанра дружно плюются и клянутся больше никогда не ступать на самарскую землю. Барды стонут, но едут. Потому что для них Груша – это работа. Работа на 100-200-тысячную аудиторию, которую они никогда и нигде больше не соберут. Бесплатная самореклама. Новые связи. Но и это пройдёт. Лирика тут давненько не катит. Замечательный автор Андрей Козловский давно поёт на Груше блюзы и рок-н-роллы с абсолютно небардовской группой "Грассмейстер" - потому что это заводит публику. Тонкий лирик Леонид Сергеев поёт здесь свои бесконечные и чудовищные в своей бесконечности мыльные "Свадьбы", потому как ну не покатит тут "Бакен" или та же когда-то знаменитая "Колоколенка". "Первый круг" сюда принципиально не ездит – не та публика. Здесь в своей тарелке Тимур Шаов, Виктор Третьяков. Пошлости грушинских песнопений нет предела. Конечно, для разбавления можно пригласить и "Белую гвардию", и Владимира Ланцберга с его когда-то перпендикулярным, а теперь – абсолютно параллельным "Вторым каналом".

Вообще, у меня сложилось такое ощущение, что все эти московские конкурсы-Грушинские фестивали со Вторым каналом-Петербургские аккорды, а теперь ещё и фестиваль в Коломенском – это всё разные туры одного и того же фестиваля. Пример Ксюши Полтевой с лауреатством повсюду – не единичный. Нет, я честно перестал понимать разницу этих фестивалей (за исключением географической)! Вездесущий Председатель. Вездесущие лауреаты. Вездесущие дельцы от АП. Вездесущая попса от АП. Вездесущее ощущение летальности происходящего...

Кейльман недаром прилетал на Коломенский фестиваль. Старый лис сразу почуял, откуда и куда ветер дует. Что ж, предчувствия его не обманули. Впрочем, вряд ли что-либо сможет теперь помочь кейльмановскому Грушинскому фестивалю. Судьба его предрешена. Участь его печальна. Конец его близок.

Краткое содержание п.с.

История Грушинского фестиваля – как детективный роман в классическом американском стиле: с трагической завязкой (гибель Героя), с увековечиваем памяти Героя посредством пения песен на условном месте его гибели (гитара на воде), с плохими властями, которые не одобряют последователей Героя и даже запрещают пение песен в его честь (1980-1985 гг.), с победой Добра над Злом и возрождением фестиваля, с коварством таинственных злоумышленников (потеря архива фестиваля в 1990 г.) и, наконец, с возданием почестей всем последователям Героя (в конце 80-х – 90-х гг. все они получают титулы Рыцарей (лауреатов, дипломантов и членов жюри) Ордена Героя). При желании, найдись в АП Писатель уровня Толкиена, можно было бы создать целый романный мифологический сериал – письменную мифологию жанра, так тяготеющего к мифологизации себя. Но не нашёлся. Может быть, затаился до времени где-нибудь в грушинских кустах, а может и не родился вовсе. Бывает в истории и такое – ждёт-пождёт Тема своего Писателя, а он и не рождается вовсе, и умирает Тема, так и не дождавшись своего суженого.

Впрочем, есть, есть одна книжица – сухая, больше похожая на песенник, однако внимательному читателю она даёт ох как много пищи для недосужего ума. Книжица эта называется "Грушинский (фестивальная летопись) 1968-2000" и выпущена в Питере в прошлом году как 1-й том Антологии Авторской Песни "Гитара времени". Это переиздание старой книжки про Грушу, но доведённой по хронологии аж до 2000 года. Поскольку у многих может не быть ни первой, ни второй книжицы, перескажу вам краткое содержание предыдущих серий.

Первые три фестиваля были чисто местными, хотя уже на 3-ем в качестве председателя жюри появляется Городницкий.

Результаты 4-го фестиваля уже можно признать историческими. Почётное второе место (первое не присуждалось) на нём заняли два очень интересных автора – некто А. Дольский из Свердловска и некто В. Ланцберг из Саратова. Да-да, не удивляйтесь! – это те самые Дольский и Ланцберг, лауреаты Грушинского фестиваля далёкого 1971 года. Тогда на фестивале было уже 5 с половиной тыс. слушателей (на самом первом было всего 600 чел).

На 5-м фестивале 1-е место среди авторов опять не присуждается, второе занимает имярек Лемыш, а третье делят между собой всё тот же упорный В. Ланцберг и Г. Васильев из Челябинска. Об исполнителях говорить не имеет смысла, так как было их тогда и потом очень много, однако мало кто помнит кого-то из.

6-й фестиваль: наконец-то нашёлся претендент, достойный 1-го места! Кто же это? Всей информации: В.Скворцова (Куйбышев). У вас есть какие-нибудь ассоциации? У меня тоже нет. На третьем месте опять Г. Васильев.

На 7-м фестивале ну очччень упорный В. Ланцберг получает, наконец, 1-е место! Браво! Второй лауреат 1-й степени – некто И.Ченцов (Киев) – без комментариев.

8-й Грушинский: 1-е место – Г. Дикштейн (Харьков), 2-е место – А.Суханов (Москва), 3-е – Г.Васильев (Челябинск) и некто А.Краснопольский (Куйбышев). Интересен один из исполнителей – 2-е место – М. Вейцкин (Челябинск) – видимо, тот самый, который теперь режиссирует и Грушей, и Коломенским...

9-й фестиваль: 1-е место среди авторов – имярек С.Галушкин (Тирасполь), 2-е место – некто Е. Израильский (Минск), 3-е место – Б. Вайханский (Минск) и имярек В. Демин (Тирасполь).

10-й Грушинский ознаменовался победой М. Трегера (Ленинград).

На 11-м Б. Вайханский (Минск) таки взял 1-е место! А вот на 3-ем оказалась очень интересная девочка – В. Долина из Москвы рядом с никому не ведомым К.Фроловым из неведомого города Новохатынск. В перый раз председателем жюри, кстати, был Визбор.

12-й фестиваль, на котором опять же – в последний раз – председательствовал Визбор, 1-го места не присудил никому, 2-е досталось Ю.Панюшкину (Куйбышев), а 3-е – имяреку Я.Когану (Баку). Этот фестиваль собрал уже более 100 тыщ народу, чего, видимо, и испужались официальные власти. В следующем году фестиваль был запрещён и воспрял как Феникс из пепла только в 1986 году.

13-й возрождённый фестиваль тоже можно считать историческим. Именно на нём лауреатом стал О. Митяев (Челябинск) и О. Качанова (Алма-Ата). В дипломантах "засветился" журналист Б.Гордон (Чебоксары). Возрождённое жюри опять возглавил Городницкий, правда, народ, видимо не веря в своё счастье, валом не повалил – набралось всего-то 28 тыс. человекобардов.

14-й фестиваль. Лауреатов среди авторов – аж 12 челов. Видимо, потому, что и жюри было целых четыре. Городницкого, кстати, не было. Зато был Е. Клячкин. Отметить стоит, пожалуй, А. Козловского (пос. Советский Тюменской обл.), Н. Якимова (Челябинск) да В. Забашту (Луганск), того самого, который рулит сегодня 3-й сценой ГФ и "Гнездом глухаря". Среди исполнителей – Г. Хомчик (Москва), среди дуэтов – И. и М. Столяр (Москва).

15-й фестиваль. Опять одно жюри (пред - Берковский), ограниченное число лауреатов. Заметный лауреат среди авторов – Т. Дрыгина (Киев), среди дуэтов – А. Гейнц и С. Данилов (Ленинград).

16 фестиваль. Возвращение Городницкого, теперь уже почти навечно (один раз не было конкурса, по разу попредседательствовали Берковский и Никитин). Среди лауреатов – ни одного известного лица. Среди дипломантов – А. Киреев (Курган), И. Луньков (Москва), А. Ширяев (Целиноград).

Роковой 17-й фестиваль (1990). Известно о нём лишь то, что председательствовал на нём Городницкий. Протоколов жюри не сохранилось. Лауреаты неизвестны. Число участников – около 50 тыс.

18-й фестиваль. Новый отсчёт времени. С этого времени лауреатство на Груше давали, кажется, исключительно за "выслугу лет" и хорошее отношение (к лошадям). Лауреатов, правда, пока ещё много. В данном случае – столько, что можно сбиться со счёта – 22 человекобарда. Среди них – В. Васильев (Харьков), автор всесоюзно известной песни "Когда я был щенком...", и дочь всесоюзно известного Юрия Иосифовича – Т. Визбор (Москва). Да ещё трио А.Калмыкова (Москва).

На 19-м фестивале конкурса решили не делать. Сделали мастерские на все вкусы и цвета радуги – Городницкого, Дулова, Вахнюка, Зарифьяна, Туриянского, Сергеева, Мищуков.

20-й фестиваль конкурсы возобновил и зарядил в лауреаты А. Крамаренко (Челябинск), Э. Галееву (Набережные Челны) и ансамбль "Белая гвардия" плюс некоторое количество имяреков. Про дипломантов, ежели таковые были, история стыдливо умалчивает.

21-й Грушинский. В лауреатах Р. Нурмухаметова (Нижневартовск) и С. Труханов (Москва), А. Кучумов (СПб) и дуэт В. Щукин – Д. Ключев (Москва). Дипломанты канули в Лету.

По официальным данным – 100 тыс. участников.

22-й фестиваль вывел на Гитару, пожалуй, одного из самых спорных авторов в современной АП – Т. Шаова (Черкесск). Вторично лауреатом становится Э. Галеева. В число лауреатов попадает и немолодой уже дуэт Н. Старченков – Л. Мараков (Тюмень).

На 23-м фестивале лауреатами становятся будущие артисты театра Е. Камбуровой В. Попов (Москва) и Я. Симон (Челябинск), будущая звезда проекта "Песни нашего века" Л. Чебоксарова (Москва), Ирина Орищенко (Усть-Каменогорск) и Д. Бикчентаев (Казань). Среди толпы дипломантов – Г. Данской (Пермь), Н. Кучер (Калининград).

Единственный фестиваль, на котором, только что возникнув, отличился Второй канал В. Ланцберга. Можно приводить хоть полный список лауреатов – это "32 Августа" практически в полном составе: И. Белый, О. Городецкий, А. Карпов, Д. Авилов, Т. Пучко, Т. Королёва, А. Кудрявцев, а также Г. Данской, Д. Курышев и так называемые "др."

На 24-м фестивале (1997) случился конфуз. В конкурс зачем-то отправился легендарный музыкант 80-х Б. Кинер, правда, уже не с братом Михаилом, а с Михаилом Цитриняком. Хотел бы я посмотреть на то жюри, которое не дало бы им лауреатство... Помимо оставшейся мелкой рыбёшки лауреатом стал поэт Ш. Хусаинов (Орёл), дипломантом – А. Лобанов (СПб).

Насчитано 150 тыс. участников.

На 25-м фестивале (1998) начинается (или, скорее, продолжается) хит-парад 18-летних девочек в АП. И с этого же фестиваля начинается творческий и интеллектуальный кризис ГФ. Лауреат I-го и II-го каналов – А. Симонова (Самара), 18 лет. Пробился-таки в лауреаты и А. Лобанов (СПб). Из ансамблей стоит отметить "День рождения" (Пенза).

Единственный раз освятил ГФ своим появлением Юлий Ким.

26-й фестиваль. Лауреаты: Н. Колесниченко (Воронеж), 18 лет; А. Баль (Могилёв), В. и Н. Вотинцевы (Екатеринбург). Из 15 дипломантов (человекобардов и бардоколлективов) выделить практически некого.

27-й, пожалуй, самый скандальный, благодаря Ксюше Полтевой, фестиваль. Да, именно на нём лауреатом, кстати, опять же – и I-го, и II-го каналов стала К. Полтева (Москва), 18 лет. Из тех, за кого ГФ будет всё-таки не стыдно – пожалуй, один А. Софронов (СПб) в дуэте с М. Анухиным.

По официальной статистике фестиваль посетили 210 тыс. чел.

Из лауреатов и дипломантов 28-ого фестиваля можно назвать лишь не совсем традиционную бардовскую группу "Редкая птица" (Москва).

И, наконец, на последнем (тьфу-тьфу-тьфу!!!) на сегодняшний день 29-м фестивале выбилась в лауреаты Н. Кучер (Калининград), дипломант 23-го фестиваля. Из дипломантов стоит отметить И. и М. Саркисовых (Москва).

По официальным данным фестиваль посетили 140 тыс. чел.

Загадочным образом дипломантом на этом фестивале стал замечательный гитарист Д. Григорьев, к тому же "приписанный" почему-то к Краснодару, хотя уже несколько лет официально живёт в Москве. Загадка эта, видимо, из разряда причуд жюри. До этого никто из "чистых" музыкантов отдельно лауреатом либо дипломантом не становился – ни К. Тарасов, ни А. Баранов, ни кто бы то ни было ещё. Тот же Дмитрий аккомпанировал В. Попову, который при его поддержке стал лауреатом ГФ, но тогда на него, видимо, не обратили пристального внимания. Но уж если Большое Жюри решило отныне отдельно награждать музыкантов, то почему тогда "дипломантством"? Ведь И. Христианова, которой подыгрывал Дмитрий, стала лауреатом...

Видимо, жюри стареет и причуд у него становится всё больше и больше...

Мифы нашей прессы. Лесники угрожают Грушинскому фестивалю

Ох уж мне эти лесники... Им бы только какую-нибудь пакость устроить! Вот, например, что пишет "Комсомолка" ("КП", 10 июля 2002 г.) с подачи организаторов фестиваля: оказывается, цифра официального количества гостей ГФ умышленно занижается!!! А всё потому, что после каждого фестиваля Самарская администрация выкладывает лесникам аж по пять рубчиков за каждого гостя! Метод подсчёта (и обмана) прост. Считают количество палаток и умножают на два, предполагая, что в каждой палатке живут ровно двое и никак не больше товарищей. Творческая групповуха, однако, этой статистикой не предусмотрена... В приватных разговорах, правда, те же люди называют совсем другие цифры, нежели те, что оглашаются под запись, "для прессы". Тут называются и 300, и 400 тыщ гостей, но проверить это, конечно, невозможно. Вопрос только в одном: это что, сговор организаторов Груши с Самарской администрацией и милицией, или Кейльман такой умный, что каждый год умудряется надувать всех, включая доверчивых лесников? Официально заявляю: я в состоянии заплатить за себя пять рублей, чтобы меня посчитали и не обманывали радетелей природы!
Или спагетти по поводу народонаселения ГФ вешают всё же наивным простачкам-журналистам?

Давайте восклицать?

Есть такое неписаное каэспэшное правило – об авторской песне говорить как о покойнике: или хорошо – или ничего. В кулуарах все, конечно, говорят друг дружке всякие гадости, но чтобы сор из избы – Боже упаси! Это правило активнее всего применяется в СМИ. Именно эта придурковатая восторженность во всём, что пишут, говорят и показывают об авторской песне, кажется мне наиболее опасной для АП в целом и для отдельных её представителей в частности. Правда, в последнее время СМИ несколько охладели к АП. Потому как раньше об АП писали и говорили только те, кто АП любил. Или по соцзаказу. Сейчас же о ней пишет и говорит кто попало, поскольку АП уже не запретный плод, а одно из многочисленных проявлений нашей разнообразной культуры. И любить её журналисты отнюдь не обязаны. Те же, кто продолжает любить АП и продолжает о ней писать, по-прежнему сохраняют тон провинциальной советской школьницы, впервые увидевшей вживую своего кумира и чуть не описавшейся по этому незначительному поводу.
Особенно характерна в этом смысле регулярно отводящая под статьи об АП самые дальние углы и самый мелкий шрифт "Литературная газета". Член Грушинского жюри в своей статье "Самые близкие песни" ("ЛГ", № 32, 7-13 августа 2002 г.) умудрилась довести свою восторженность до полного абсурда. Чтобы не доводить читателей до тошноты и гомерического хохота (статью при желании можно найти в Интернете), процитирую лишь её пассаж по поводу наиболее одиозного явления нынешнего фестиваля – приглашения на ГФ Юрия Шевчука:

"Творчество знаменитого рок-музыканта, на мой взгляд, очень близко авторской песне, в которой во главу угла всегда ставилась поэзия: есть настоящая поэзия в песне или нет. А Шевчук – поэт. Ведь только поэт может разглядеть в небе последние корабли, сжигаемые уходящей осенью..."

Далее следует потрясающий вывод: "Все любимые грушинские барды – замечательные поэты, в их творчестве поэтическое слово на волнах лирических мелодий находит самые прямые пути в наши сердца, и слушать их выступления для аудитории Горы и обитателей Поляны просто "личное счастье"."

Нет, господа, сей текст – не шутка! Всё всерьёз. Не знаю уж, кому и для чего он потребовался... Возможно, Кейльману просто нужно было отчитаться перед спонсорами, а автору статьи (напоминаю – члену жюри) – перед Кейльманом...

Пиво, барды и рок-н-ролл?

А вот – "Новая газета", которая, как настоящий оппозиционный орган неизвестной мне партии, нежно любит авторскую песню. Однако и она в нынешнем году отличилась такой странной статьей под названием "Грушинка" под знаком Шевчука" ("НГ", № 51 (789), 18-21 июля 2002 г.), что просто диву даёшься:
"...фестиваль живёт своей, самостоятельной жизнью, не согласуясь со вкусами родоначальников. Творчество Почётных Гостей у самопальных исполнителей не слишком популярно, зато звучат песни Арефьевой, Башлачёва, Гребенщикова, Данского, Д`ркина, Дягилевой, Кинчева, Макаревича, Науменко, Романова, Цоя, Шевчука..."

Автор этому бесконечно рад, потому как он сам – А. Обыденкин – человек рок-н-ролла, рок-журналист. Он пишет, что и вовсе не хотел ехать на Грушу, однако поехал, узнав, что туда собирается Шевчук...

Вспоминаю, как лет 15 назад те же журналюги предрекали скорое забвение жанру АП под натиском молодых и задорных русских рокеров. Однако давно прошёл пик русского рока. Гребенщиков всё больше медитирует на Тибете, Бутусов метидирует в Питере, Кинчев метидирует в Москве, Макаревич медитирует в телевизоре... Одному Шевчуку лишь и неймётся. Наверно, просто не любит медитировать...

"Рокерского движения как такового уже нет, - говорит он. – Да, когда-то мы косились на людей, занимающихся авторской песней. У нас социальный протест, а у них тайга там, дым костра..." ("КП", 10.07.02) Очень глубокое замечание! А теперь, типа с возрастом, Шевчук вдруг понял, что "мы все ищем звук, который когда-нибудь нас объединит..." И на Груше уважаемый рок-мэтр будто бы его нашёл...

На самом деле, это очень удобно: придти на готовенькое. Когда публика, подготовленная "Грассмейстером", будет готова орать очень поэтичный текст "Осень. В небе жгут корабли...", забывая зачем она собственно здесь собралась. Потому как у бардовской публики нет затычек в ушах, отделяющих "наших" от "ненаших", как это делают рокеры. Барды любят хорошую песню. И этим многие успешно пользуются, что в конечном итоге вредит именно АП, но никак не задушевному русскому року.

Я, к примеру, - человек, сильно испорченный авторской песней. Я на ней вырос. И я всегда находил в АП и социальный протест, и дым костра, и вечные человеческие ценности. Однако и русский рок я тоже очень любил. Разница была в одном – на бардовские концерты и фестивали я ездил, а на рокерские – нет, предпочитая слушать новые альбомы дома в записи. Потому что бардовская публика мне нравилась, а рокерская тусовка – нет. Это на далёком и диком Западе рок – музыка богатых. У нас, к сожалению, это музыка бедных. И ведёт себя эта публика соответственно. Поэтому, питая самые добрые чувства лично к Юрию Шевчуку (как и ко многим другим рок-кумирам 70-80-х) я предпочёл бы всё же отделять мух от котлет. Ибо за своими кумирами на Грушу потянутся, как наш уважаемый А. Обыденкин, толпы рокерской тусовки. И тогда Груше точно – конец. Причём, полный. Со всеми вытекающими абзацами. Однако, хочу проговорить это особо, дабы меня не поняли неправильно – это не значит, что я против авторов, пишущих песни на стыке жанров. Я говорю только про публику, которая у АП и Р-Н-Р – абсолютно несовместима.

Убить Грушинский фестиваль! Чтоб не мучился...

А вот под прошлогодней статьёй "Я хочу убить Грушинский фестиваль" Сергея Назарова из Перми я готов подписаться. Проблема только в одном. Говоря о необходимости реорганизации фестиваля и смене команды организаторов он забывает, что юридически и фактически это – самарский фестиваль, его проводят самарский КСП и самарская администрация. Так что надо либо смириться с тем, что в своём огороде самарцы и самарки могут делать всё, что им заблагосамарится, и попросту забыть об этом фестивале, либо...
Либо собраться всему бардовскому сообществу – созвать лидеров оставшихся в живых КСП, организаторов нынешних фестивалей и современных менеджеров АП и крепко подумать. Мы обладаем уникальным явлением под названием "Грушинский фестиваль". Он, конечно, давно уже не принадлежит Самаре. Это явление общероссийского и даже всемирного порядка. И надо объявить его международным или общероссийским со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тогда Кейльману и Ко, превратившим фестиваль в алкогольно-шутовской балаган, придётся уйти. Тогда придётся ломать многие подгнившие устои ГФ. Но тогда его можно будет спасти. Если Кейльман действительно любит свой фестиваль, то пусть ХХХ-й юбилейный фестиваль будет его прощальным аккордом. Потому что, как совершенно справедливо подмечено, на сегодня главная проблема ГФ – это его организаторы.

Я ни в коем случае не склонен объявлять о конце света, Грушинки или авторской песни. Более того, рискну заявить, что авторская песня ВЕЧНА. Будут ли ее петь спустя сто лет под гитару или под балалайку, будут ли ее называть так или иначе. Человечество всегда пело и всегда сочиняло песни. Есть ли сегодня кризис в жанре? Уверен – нет. Где новые имена? Да вот же они – среди нас! Есть ли среди них фигуры, равные Окуджаве, Высоцкому, Галичу? Надеюсь, что есть. Уверен, что будут, появятся, как только будут востребованы временем. А вполне возможно, уже написали свои в будущем канонические песни. Главное, чтобы их не раздавили своим авторитетом канонизированные столпы, мэтры и полумэтры предыдущих десятилетий. Ведь атланты держат небо не для того, чтобы над ними не протекало...

Искреннее Ваш, АК
Июль 2002 г.

Андрей Коровин
25.10.2002


Весь материал читать по ссылке www.bards.ru/press/press_show.asp?ID=60