Самара сегодня >> Cамара-городок >> Грушинский фестиваль


АТЛАНТЫ "ДЕРЖАТ" НЕБО (памяти Грушинского фестиваля)

...Грушинский фестиваль ненавижу всеми фибрами души. (Юрий Кукин) ("Российская газета", 16.07.2002 г.) ...29-й Грушинский фестиваль – во многом веховый, знаковый, символичный. Организаторы кричали, что ожидают налёта на Грушинскую поляну аж 300-тысячной армии бардовской саранчи. Этого, в принципе, было логично ожидать. Грушинский фестиваль всегда рос такими темпами, что объяснить это здравым рассудком не представлялось возможным. Когда приехало 150 тысяч народу, все ахнули. Потом, кажется, набралось что-то около 200 тыщ. Казалось, вот теперь покатится по нарастающей – с прибавлением по 50-100 тыщ человеко-бардов в год... Однако на отметке в 200 тысяч нежданно зашкалило... Три или четыре года организаторы сбивчиво подсчитывали количество народа, пугаясь опускать показатель ниже взятой планки, но и не находя предпосылок для роста. И вот в этом году уже официально объявлено, что на Груше было всего около 100 тысяч человек. Нет, вроде бы 140. Но 100 – точно, с постоянным проживанием на поляне. То есть 40 тыщ – это окрестные бабушки, выползавшие на поляну чисто потусоваться, а ночью прятавшиеся в свои земляные норы в Грушинской горе.
...Однако Груша сегодня – это деньги. Бешеные деньги. Деньги, которые – только представьте! – шли не в московский карман, а порой даже наоборот – из московского кармана! Кейльман стал заложником своего детища. Как только Грушинский фестиваль стал рентабельным, он перестал быть интимным. Рентабельность предполагает куплю-продажу. А талант и душу не продашь. Из Груши сделали шоу. А шоу-менов у нас, слава богу, хватает. Они сделают из известной субстанции конфетку, не поморщась. Из конфетки – известную субстанцию, впрочем, тоже. Что и было сделано с Грушей. Её заказали. Её сделали как ребёнка. Её поимели как девочку по вызову. Авиационные шоу, выездные брейн-ринги, Боярский, Градский, Трофим, Шевчук и Ко – в качестве гостей... Старые КСП-эшники и молодые реформаторы жанра дружно плюются и клянутся больше никогда не ступать на самарскую землю. Барды стонут, но едут. Потому что для них Груша – это работа. Работа на 100-200-тысячную аудиторию, которую они никогда и нигде больше не соберут. Бесплатная самореклама. Новые связи. Но и это пройдёт. Лирика тут давненько не катит. Замечательный автор Андрей Козловский давно поёт на Груше блюзы и рок-н-роллы с абсолютно небардовской группой "Грассмейстер" - потому что это заводит публику. Тонкий лирик Леонид Сергеев поёт здесь свои бесконечные и чудовищные в своей бесконечности мыльные "Свадьбы", потому как ну не покатит тут "Бакен" или та же когда-то знаменитая "Колоколенка". "Первый круг" сюда принципиально не ездит – не та публика. Здесь в своей тарелке Тимур Шаов, Виктор Третьяков. Пошлости грушинских песнопений нет предела. Конечно, для разбавления можно пригласить и "Белую гвардию", и Владимира Ланцберга с его когда-то перпендикулярным, а теперь – абсолютно параллельным "Вторым каналом". Вообще, у меня сложилось такое ощущение, что все эти московские конкурсы-Грушинские фестивали со Вторым каналом-Петербургские аккорды, а теперь ещё и фестиваль в Коломенском – это всё разные туры одного и того же фестиваля. Пример Ксюши Полтевой с лауреатством повсюду – не единичный. Нет, я честно перестал понимать разницу этих фестивалей (за исключением географической)! Вездесущий Председатель. Вездесущие лауреаты. Вездесущие дельцы от АП. Вездесущая попса от АП. Вездесущее ощущение летальности происходящего... Кейльман недаром прилетал на Коломенский фестиваль. Старый лис сразу почуял, откуда и куда ветер дует. Что ж, предчувствия его не обманули. Впрочем, вряд ли что-либо сможет теперь помочь кейльмановскому Грушинскому фестивалю. Судьба его предрешена. Участь его печальна. Конец его близок.
Весь материал читать по ссылке www.bards.ru/press/press_show.asp?ID=60