Самара сегодня >> Cамара-городок >>  Анекдоты, шутки, Курьезы


Исторические анекдоты о Самаре от Михаила Авдеева

Самарский поэт Михаил Авдеев известен не только как литератор, но и как краевед, давний собиратель всяческих исторических курьезов, связанных с родным городом. Вот лишь несколько забавных историй из коллекции Михаила Петровича.


Угол улиц Алексеевской и Троицкой – там был дом (он и сейчас существует), он имел красивый второй этаж с деревянной резьбой. Кроме двух этажей, в доме имелся подвал, в котором жил некий самарец по прозвищу «Голова». Он был очень маленького роста, с узкими плечами, с миниатюрными ручками и ножками, но с огромной головой – которая была в два раза больше, чем его туловище. Самарцы специально ходили смотреть на него.

…В Самаре жил известный Александр Васильевич Скоромыкин – чемпион СССР по акробатике, впервые совершивший прыжок «тройное сальто». Скоромыкин был известным спортсменом, много лет работал в цирке как профессиональный акробат. Александр Скоромыкин однажды шел из цирка «Шапито», который располагался в Струковском парке. А неподалеку от Струкачей находился «обкомовский дом» - улица Вилоновская 2. Около дома, где жили партаппаратчики, постоянно дежурил милиционер. И вот Скоромыкин ради забавы привел из цирка слона к «обкомовскому дому». Постовой стал упрашивать Скоромыкина: «Саша, уведи поскорее слона, иначе меня начальство ругать будет! Тут слонам находиться нельзя!» А Скоромыкин отвечает: «А что слон сделает обкомовцам? Где хочет – там и гуляет». Милиционер продолжал настаивать, и только после того, как Скоромыкин получил от постового деньги на бутылку портвейна, он отправил слона в цирк, и инцидент был исчерпан. Самарцы долго вспоминали об этом забавном случае.

…Другой случай, связанный со Скоромыкиным. – В Самаре в первой половине 20 века жил очень талантливый, но непризнанный поэт Петр Сергеевич Александров. В силу непризнанности и непубличности он ютился на знаменитом «дне» - около самарского пивзавода. Вообще, стоит отметить, что «дно» – пятачок около пивзавода, где в розницу продавалось пиво, был одним из неофициальных мест сбора самарской интеллигенции. Там, на «дне», в один из дней и произошло знакомство Скоромыкина с Александровым. Скоромыкин представляется: «Мастер спорта», а Петр Сергеевич протягивает ему руку, и говорит: «Мистер спирта!»

…Другая история, связанная с легендарным «дном». 60-е годы прошлого века. Лето…Александр Скоромыкин сидел на «дне». Перед ним находилась газета, разложенная на асфальте, а на ней – семь кружек пива. Скоромыкин с увлечением пьет пиво. Вдруг появляется композитор Григорий Федорович Пономаренко, который в свое время возглавлял Волжский народный хор, и говорит Скоромыкину: «Саня! Вот тут Василий Алферов написал «Ивушку», - хорошую песню. Вернее – музыку написал я, а слова – Вася. Но – не все слова мне в ней нравятся. Ты бы не мог их немножко переработать?» Скоромыкин попросил: «Ну-ка, прочти!» Пономаренко прочитал. Скоромыкин отвечает: «Их нельзя переработать! Песню надо заново переписать!» Пономаренко спрашивает: «А сколько будет стоить новый текст?» И тут Скоромыкин говорит: «Десять кружек пива!». Григорий Пономаренко в недоумении: «Саша, зачем тебе десять кружек пива? У тебя ведь вон, стоят уже целых семь!» На что Скоромыкин ответил: «А я людей буду угощать!» Пономаренко согласился. Тогда Скоромыкин попросил напеть ему мелодию, что Григорий Федорович незамедлительно сделал. И, Александр Скоромыкин через десять минут на оторванном клочке газеты засаленным огрызком карандаша написал текст, который сейчас всем известен как песня «Ивушка»:

Ивушка зеленая, над рекой склоненная…

К слову: «Ивушка» вышла во всех песенных сборниках под авторством Василия Алферова.

…Больше всего Александр Скоромыкин гордился тем, что написал «Марш коммунистических бригад».

Сегодня мы не на параде, мы к коммунизму на пути…

История покупки текста «Марша…» в деталях –такая же, как и у «Ивушки». Интересно, что у талантливого, но любящего выпить человека Александра Скоромыкина, покупали тексты стихов многие поэты. А кое-что: и вовсе воровали, пользуясь алкогольными возлияниями автора.

…В девяностые годы прошлого века в Самаре активно действовало общество «Самарских дураков». И они сговорились ночью облить валерьянкой памятник Ленину. Причем, для этой акции в аптеках Самары было закуплено много валерьяновых капель – едва ли не целое ведро. Все флакончики были слиты в огромную банку. Потом валерьянку расплескали на сам памятник вождю мирового пролетариата. А наутро, когда только рассвело, десятки самарских кошек стали облизывать Владимира Ильича.

…В Самаре в послевоенные годы был известный блаженный – Пиня Гойфман. Его называли «Пиня Гойфман – король подтяжки», потому что у него была одна единственная подтяжка, перетягивающая всю его грудь справа налево, почти как у партизана. Пиня Гойфман даже летом, в жару, ходил в огромном, тяжелом прорезиненном плаще. Пиня Гойфман раньше, до
Первой мировой войны был австрийским подданым. Потом он попал в плен, оказался в России, в Самаре. На родине в Австрии он был очень богатым человеком. А потом Пиня сошел с ума – от того, что все его ценности остались в Австрии, и привезти их в Россию он не может. Пиня Гойфман таскал по Самаре кирпичи в сумках. И всем прохожим говорил, что это золото. Самарцы очень любили Пиню. На городском рынке ему давали яблоки, помидоры, угощали всякими другими вкусностями. Пиня любил подсвистывать красивым женщинам – тем, кого считал приятными и обворожительными. Однажды на улице Николаевской одна дама закричала другой: «Юля! Ты же совсем старая!» А подруга, в ответ на эту реплику произнесла: «Какая же я старая, если мне еще Пиня подсвистывает?»

…Самарские мальчишки до войны любили кататься на «колбасе» – так называли шланги, торчащие из-под буфера трамвая. Регулировщики, стоявшие на крупных перекрестках, свистели на ребятню, которая развлекалась таким образом.

…С Лениным в Самаре произошел удивительный случай. О нем рассказала в восьмидесятые годы одна старушка, отец которой и был одним из участников этой истории. Итак, один самарец возвращаясь с работы (а трудился он на Трубочном заводе) любил выпить по пути домой. Рассказывали, что в помещении нынешнего квартиры-музея Ленина была чайная купца Рытикова, в которой, помимо прочего, предлагали и горячительные напитки. Атмосфера в чайной была демократичная для всех сословий. И вот, однажды, самарец возвратился домой (была зима) с дорогой шапкой. А наутро он и сам не мог объяснить, откуда у него столь дорогой головной убор. И все-таки, удалось выяснить, что самарец накануне вечером зашел в Чайную, где поменялся шапкой со студентом Ульяновым. Решил самарец вернуть шапку студенту назад. И, на следующий день снова пришел в чайную. Где в итоге поменялся шапками со студентом Ульяновым обратно.

…Народ придумал удивительно точное название памятнику трудовой доблести куйбышевцев, что на Самарской площади. –Железный колосс с крыльями сразу после постройки был наречен «Паниковским с гусем». Так народный фольклор не только увековечил новый монумент, но и прочно связал его с самарской историей. Ведь, как известно, Паниковский, равно как и Остап Ибрагимович Бендер, а также пан Козлевич и Шура Балаганов действительно были в Самаре во-время знаменитого автопробега «Антилопы Гну».

…Новый железнодорожный вокзал самарцы в конце 20 века прозвали «концом Льва Толстого».

…На набережной, где находится пароходство «Волготанкер», справа и слева находятся лестницы, поднимающиеся наверх. Неподалеку от них в камне вырезана ниша. В этой нише в сороковые-пятидесятые годы прошлого века находился памятник Ленину и Сталину. Памятник был выполнен в духе своего времени: на скамейке, полуобнявшись, сидели Ильич и Сосо. Когда Хрущев развенчал культ личности Сталина, его скульптуру из памятника вырубили, оставив Ильича сидеть на скамеечке одного. Иногда наиболее озорные самарские мальчишки залазили через перегородку в нишу, и садились на скамеечку рядом с Лениным, вызывая восторг своих друзей. После очередного такого хулиганства, в управлении культуры решили убрать и фигуру Ленина, оставив в нише одну пустую гипсовую скамейку. Тогда уже не только мальчишки, но и самарские влюбленные облюбовали «скамеечку Ленина» (как ее называли в народе) для своих встреч.

…Из самарских преподавателей наибольшей эксцентричностью отличался Иосиф Маркович Машбиц-Веров, преподававший литературу в педагогическом институте. Однажды в магазине «Современник» на улице Ленинградской продавалась изданная куйбышевским издательством книга «О поэмах Маяковского». Это название было напечатано подзаголовком. А на обложке книги значилось: «Во весь голос». И автором книги был объявлен И.М.Машбиц-Веров. Один из самарских книгочеев подошел к пачке этих книг и удивился: «Как же так? Я всегда считал, что «Во весь голос» написал Маяковский!» На что сзади раздался скрипучий голос Машбиц-Верова: «А эту книгу написал я!»

…В свое время самарский диссидент и писатель Анатолий Черкасов (ныне живущий в Америке) предложил улицу Венцека, поскольку там находился соответствующий диспансер, расшифровывать как «улица Венерического ЦеКа». А улицу Арцыбушевскую называть просто Бушевской. Работавший продавцом в уцененном магазине Исаак Михайлович Зенкевец говорил: «я живу на Раздолбушевской», вместо Арцыбушевской.

Если у Вас есть собственные интересные, курьезные, необычные истории о Самара-городке, присылайте их нам, а мы передадим их Михаилу Петровичу Авдееву для краеведческого анализа и систематизации.

Святогор Мишин
(Фото из архива редакции)



Весь материал читать по ссылке news.samaratoday.ru/news/4142/