Самара сегодня >> Cамара-городок >> О Самаре в прессе
(с 2001 г.)


2002. Почетный гражданин

Monday, 16 December 2002 г.
Из досье «Гудка»:

Дмитрий Ильич Козлов родился 1 октября 1919 года в городе Тихорецке Краснодарского края. Доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, действительный член Академии космонавтики имени К.Э.Циолковского и Академии технологических наук РФ, почетный академик Российской академии навигации и управления движением и Российской инженерной академии.

В настоящее время генеральный директор – генеральный конструктор Государственного научно-производственного ракетно-космического центра (ГНПРКЦ) «ЦСКБ-Прогресс» Российского авиационно-космического агентства.

Почетный гражданин городов Самары и Тихорецка.

  
Откровенно говоря, я не рассчитывал, что Дмитрий Ильич сразу согласится встретиться и ответить на вопросы «Гудка». Все-таки генеральный директор космического предприятия – человек занятой, его рабочий график расписан на месяц вперед. А он только переспросил: –
«Гудок»? МПС? Приезжайте завтра к пятнадцати часам.

Все объяснилось при встрече. Дмитрий Ильич родился и вырос в семье железнодорожника. Так что «Гудок» знаком ему с детства – он по нему читать учился. А было так.

1 октября 1919 года в семье плотника Тихорецких паровозных мастерских родился сын Митя. Отец Илья Федорович и мать Анна Владимировна вряд ли предполагали тогда, что их первенец будет посылать космические корабли к далеким звездам. А Дмитрий рос любознательным мальчишкой, много читал. Конечно, и по хозяйству родителям помогал, как и полагается в доброй рабочей семье. Но главным занятием всегда оставалась учеба.

В середине 30-х семья Козловых переехала в Москву. Отец стал работать на станции Лосиноостровская. Дмитрий в 1937 году поступил в Ленинградский военно-механический институт. На последнем курсе обучения грянула Великая Отечественная война.

– Конечно, мы все стремились на фронт, – вспоминает Дмитрий Ильич, – даже стыдно было подумать о том, чтобы как-то отсидеться в тылу.

Дмитрий Козлов вместе с сокурсниками уходит добровольцем в народное ополчение на защиту Ленинграда. Получил трехлинейку, пару гранат, три обоймы. Ленинградский и Волховский фронты, тяжелейшие затяжные бои, первое ранение под Лугой. После госпиталя – снова в строй. На этот раз его направляют на строительство Дороги жизни. И снова бои, авианалеты, бомбежки, страшные бои на Синявинских болотах. Тогда же бойца Красной Армии Дмитрия Козлова по боевой характеристике принимают в партию коммунистов, идеалам которой он не изменил ни разу в жизни.

В 1944 году в боях на линии Маннергейма война для него закончилась. Три тяжелых ранения, орден Красной Звезды и медаль «За оборону Ленинграда». Навсегда остались на полях войны два его брата – Николай и Владимир. Он помнит всех, с кем воевал, кого потерял, кто шел рядом и не дошел до Победы.

После войны молодого специалиста Дмитрия Козлова распределяют на работу в подмосковные Подлипки, в СКБ оборонного завода. В 1946 году в составе большой группы научных работников его командируют в Германию для изучения материальной части и технической документации ракеты А-4 («Фау-2»). В том же году в Тюрингии впервые пересеклись пути Дмитрия Козлова и Сергея Павловича Королева. Тот побеседовал с молодым инженером и предложил работать над созданием «новой техники», создавать и запускать в космос ракеты.

– Это был великий человек, – вспоминает Дмитрий Ильич. – За глаза мы называли его СП. Он словно излучал какую-то мощнейшую энергию, притягивал людей. Лобастый, крепкий такой. Взгляд открытый, пронизывающий. Посмотрит – словно насквозь просветит и сразу всю твою суть видит.

Сначала Дмитрий Козлов работал над немецкой документацией, позже, когда группа вернулась из Германии, Королев поручил ему самостоятельную разработку некоторых узлов будущего «изделия». Все, кто работал с Королевым, невольно перенимали его стиль – полнейшая самоотдача, максимальная нацеленность на результат. Часто бывало, что сотрудники КБ сутками не выходили из своих бюро. Кто-то не выдерживал такого темпа и напряжения – Королев избавлялся от них не задумываясь. Зато прошедшие его школу сами становились великими организаторами, учеными-практиками.

– Главной нашей задачей, – говорит Дмитрий Козлов, – было создание замкнутого цикла ракеты. Был создан такой задел, было сделано столько наработок, что эта только сформированная группа положила начало всемирно известному ОКБ-1, ныне РКК «Энергия» имени С.П.Королева.

Дмитрий Ильич проходит в отделе ответственные должностные ступени – инженер-конструктор, старший инженер, начальник группы, начальник сектора. С 1951 года он становится ведущим конструктором ракеты Р-5, предназначенной для доставки ядерного боезаряда. В это же время начались предварительные работы по созданию двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты-носителя Р-7, послужившей началом создания ракетно-ядерного щита страны. Летом 1957 года состоялся успешный запуск РН Р-7, а в октябре этого же года – запуск на околоземную орбиту первого искусственного спутника Земли.

Тогда мало кто знал, что выбранные основные параметры и конструктивные особенности ракеты настолько опередят время, что именно «семерка» ляжет в основу космической отрасли и станет базовой для создания целого семейства ракетоносителей.

В 1958 году решением Правительства для серийного изготовления ракеты Р-7 был определен Куйбышевский авиационный завод № 1, ныне самарский завод «Прогресс».

– Это сейчас «Прогресс» известен во всем мире, – улыбается Дмитрий Ильич, – а тогда, полвека назад, нас ждали только пустые корпуса и небольшая группа специалистов. Все нужно было начинать, по сути, с нуля. Оформлять заявки на необходимое оборудование, набирать квалифицированных сотрудников, формировать отделы, подразделения. Причем на все это были отведены самые сжатые сроки – стране позарез нужна была наша продукция.
О
т себя добавим: Королев через сито своей требовательности пропустил около десятка кандидатов на должность своего представителя на заводе. Остановил выбор на ведущем конструкторе «семерки» Дмитрии Козлове. Вызвал к себе, изложил план первоочередных мероприятий, напомнил об ответственности. Сказал тогда, мол, я тебе доверяю, Дмитрий Ильич, но если что – спросим строго. А провожая, улыбнулся:
– Твоя основная задача – организовать конструкторское сопровождение при серийном производстве ракеты Р-7. Ты уж не подведи. Командировка тебе – на пять лет. Очень тебя прошу, постарайся, продержись.

Козлов работал в Самаре так, что через пять лет его попросили остаться еще на год, другой, потом еще на пять лет.
– Ты там уже все знаешь, – убеждал его Королев, – заменить тебя некем.

В результате вышло так, что в будущем году исполняется уже 45 лет трудовой деятельности Дмитрия Ильича на волжской земле.

Надо сказать, выбор Правительством города на Волге для создания и производства космических комплексов был неслучайным. За годы войны в регионе сложился мощный военно-промышленный комплекс по производству самолетов и авиационных двигателей. С середины 50-х годов начал выпускать «космический» алюминий крупнейший в Европе Куйбышевский металлургический завод. К тому же Самара – перекресток всех транспортных путей, соединяющих Центр с Сибирью и Азией, мощный железнодорожный узел. Станция Безымянка стала связующим звеном военно-космической и железнодорожной отраслей.
1
7 февраля 1959 года состоялся успешный запуск «семерки» самарского образца, а вскоре сорок ракет Р-7 заступили на боевое дежурство. Так Куйбышев стал кузницей первого ракетного щита нашей Родины.

За выпуск «семерки» Дмитрий Ильич получил орден Ленина. Тогда же Козлова назначили руководителем филиала № 3 ОКБ-1, ныне ЦСКБ. Гордостью заводского коллектива стало изготовление первой и второй ступеней ракеты-носителя «Восток», на которой Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос. С 1961 года авиазавод стал называться завод «Прогресс».

Работа продолжалась, создавались новые модификации Р-7. К тому времени было осуществлено более 1600 запусков. Начиная с полета Юрия Гагарина «семерка» стала единственной в отечественной космонавтике ракетой-носителем, выводящей человека в космос. И остается таковой до сих пор.
– У него знания, опыт и непостижимая техническая интуиция, – говорят о Козлове соратники. – Все это порождает идеи, нередко опережающие время.

Как некогда Королев, Дмитрий Ильич был строг в подборе кадров. Молодая наука космонавтика требовала от каждого знаний, стремления к постоянному поиску и полной самоотдачи на грани фанатизма. В сознание людей внедрялся качественно новый подход к «космической» работе. Авиационная техника – многоразовая. Самолет вернулся из полета, и у конструкторов есть возможность исправить обнаруженные недостатки. С ракетой все иначе. Команда «пуск», как приговор, обжалованию не подлежит.

При работе над лунной ракетой Н-1 люди не покидали рабочие места сутками. Мечта о покорении Луны увлекла всех. В рабочих планах генерального конструктора проект обозначался как Ж-ЛЗ, в заводских графиках и на производственных оперативках – как заказ 52. На «Прогрессе» изготавливали лепестки баков первой и второй ступеней, разгонный блок. Отстраивались новые сборочные цеха, на Байконуре построили монтажно-испытательный корпус МИК.

В те годы на предприятии было организовано 119 новых участков, изготовлено более 80 000 наименований оснастки, установлено уникальное оборудование, в том числе разработана и внедрена технология изготовления и термической обработки деталей из специальных высокопрочных сталей и титановых сплавов. Многое создавалось впервые в стране и в мире.
– Никогда раньше не было такого энтузиазма и, наверное, уже не будет, – с сожалением говорит Дмитрий Ильич.

Первые четыре запуска оказались неудачными, готовились к пятому, когда в августе 1974 года пришла команда свернуть все работы. Дмитрий Ильич вспоминает заброшенные в цехах баки и стабилизаторы, обтекатели и отсеки. Казалось бы, десять лет жизни потрачены впустую, но это не так. Остались накопленный опыт и уникальные технологии. Все это помогло коллективу с новыми силами приступить к работе над ракетой-носителем «Энергия» для МКС «Энергия-Буран».

Сергей Королев навсегда отдает в руки Козлова разработку космических аппаратов – средств национального контроля и дистанционного зондирования Земли. Первым спутником разработки Дмитрия Козлова стал ИСЗ «Янтарь». Теперь появилась возможность получать информацию высокого разрешения и осуществлять многоразовые доставки контейнера с фотопленкой на орбиту. Бортовой компьютер обеспечивал гибкость управления, солнечные батареи увеличивали срок службы спутника на орбите.

Высшее военное руководство страны обеспечивалось теперь объективной информацией о состоянии стратегического вооружения зарубежных стран и военно-политических блоков. И за всем этим титанический, самоотверженный труд «самарского Королева» – Дмитрия Ильича Козлова.

А потом по отечественной космонавтике был нанесен, по мнению Дмитрия Козлова, сокрушительный удар.
– Понимаете, – говорит он, – когда сворачивали какую-либо, пусть даже перспективную, программу, было обидно. Но мы понимали, что высвобожденные ресурсы будут направлены на новые разработки. А в начале девяностых годов нас словно под корень подрубили, резко сократилось финансирование, производственные фонды начали устаревать, практически не стало государственных заказов. А мы же не частная фирма. Мы – государево предприятие.

Конечно, в последние годы в российской космической отрасли наметилось оживление. В сентябре 1999 года состоялся двенадцатый запуск космического аппарата «Фотон». В нем участвовали 12 биологических и производственных компаний из семи стран Европы под эгидой Европейского космического агентства. Это крупный контракт, но основной инвестор не государство, а зарубежные структуры, фирмы. Подписан договор с французской фирмой «Старсем» и осуществлен запуск РН «Союз-5» с блоком выведения «Икар» с четырьмя спутниками связи «Глобалстар». Сегодня их крутится на орбите более 20. Под руководством Дмитрия Ильича Козлова разработан уникальный проект космического аппарата «Ника-Т», реализация которого должна произвести техническую революцию в области микроэлектроники, полупроводников, лазерной техники и производстве высокоэффективных лекарственных препаратов. В мае 2003 года готовится запуск космического аппарата «Марс-Экспресс» Европейского космического агентства. «Прогресс» делает ракету и обеспечивает организацию запуска. Но генеральный директор самарского «Прогресса» считает это слишком слабым использованием огромного потенциала российских космостроителей.

Он привык жить, мыслить и работать по-королевски – то есть масштабно, опережая время и лучшие умы мировых держав, всех вместе взятых. И он не хочет понимать, соглашаться с тем, что, дескать, космос общий и космические достижения – достояние всего человечества, что не хватает денег.

– Правительство занимается лавочничеством, а не космосом, – рубит с плеча человек, которому доводилось держать ответ перед самим Королевым. – Задолженность государства предприятию составляет порядка двух миллиардов рублей. Ракета уже улетела в космос, уже отработала свою программу, а денег мы не видим. Для закупки материалов, оплаты труда работников вынуждены брать кредиты в банках под огромный процент. Потом, когда деньги приходят на предприятие, мы возвращаем кредит с учетом процентов. Таким образом, переплачиваем банку около 200 миллионов рублей ежегодно. Где же здесь государственный подход? Систематическая задолженность государства усугубляет экономическое положение предприятия. Как в таких условиях сохранить кадровый потенциал, научную школу?

Возьмите другой показатель – раньше мы производили порядка 60 ракет в год. Теперь от силы 10 – 12 штук.

Нашим государственным мужам надо понять, что Запад никогда не станет вкладывать деньги в наши новые разработки. Да, «семерка» до сих пор пользуется на транспортном рынке большим успехом за счет своих дешевизны и практичности. Но настанет день, когда потребуются новые ракетоносители, новые технологии доставки грузов на космические станции. Готовы ли мы сегодня к этому дню?

Дмитрий ПОПОВ.
Самара.

Весь материал читать по ссылке gudok.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=3351