Самара сегодня >> Cамара-городок >> Политика. Люди


2000. Выборы-2000 (губернаторские выборы)

29.06.00

В Самарской области 2 июля пройдут губернаторские выборы. Может ли кто-то противостоять вновь претендующему на пост главы региона бывшему губернатору Константину Титову? Рассказывает вернувшийся из Самары специальный корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Карен Агамиров:

Выборы в Самарской губернии сопровождаются шумными скандалами. Самый свежий - снятие с дистанции 28 июня, за четыре дня до выборов, Виктора Тархова, основного, как полагали эксперты, конкурента Константина Титова. Областная избирательная комиссия обнаружила слишком уж большое количество фальшивых подписей в представленных им документах.

 
Пятидесятидвухлетнему Тархову не привыкать к ударам судьбы. Еще в 1991 году Борис Ельцин выгнал его с верховных тогда в губернии должностей, председателя самарского Областного совета и председателя облисполкома, за лояльность к путчистам.
Ну, и вернулся на родное производство - "рулить" Новокуйбышевским нефтеперерабатывающим заводом. А последний год Тархов - президент Ассоциации сельскохозяйственных и промышленных предприятий Поволжья.
В 2000 году он вновь решил попытаться взойти на областной Олимп, но вот - "скинули". И если суд встает на сторону избиркома, то соперничать с Титовым будет уже не четыре, а три человека,
Но главным оппонентом в отсутствие Тархова станет Геннадий Звягин. Это тоже человек серьезный - генеральный директор "Самарсктрансгаза". В кабинете у него - портрет Владимира Путина.
- Это дань моде?
Геннадий Звягин:
Это дань уважения, тем более, что он мне этот портрет сам лично вручил.
Карен Агамиров:
Когда, в каких обстоятельствах?
Геннадий Звягин:
А вот как только закончились его выборы, и он стразу вручил, когда вручал Рэму Ивановичу Вяхиреву и... мне в том числе.
Карен Агамиров:
И вручил, как выяснилось, неспроста. Путинское "Единство" поддержало на нынешних выборах именно Звягина. Программы кандидатов похожи: все они за народ, его лучшую долю.
Геннадий Звягин:
Первый блок - это социальная защита, во-первых, населения, каждого человека отдельно. Второй блок - это подъем промышленности и сельского - особенно - хозяйства. И третий блок - это касается отдельно работы с молодежью, абсолютно серьезный блок. То есть, это наша смена.
Если по первому блоку... в чем она выражается, социальная защищенность? Это, во-первых, ликвидация черты бедности, за которой находится сорок процентов нашего населения, Самарской губернии, и надо бабушкам и дедушкам, нашим пенсионерам, поднять пенсию до прожиточного минимума, то же самое сделать и с матерями, воспитывающими детей.
Карен Агамиров:
Сколько, вы считаете, надо уровень этот установить?
Геннадий Звягин:
Я думаю, что это надо на сегодняшний уровень, на каждого человека надо установить 1400 рублей, определенная сумма. А мать, которая получает пособие в 58 рублей, то есть - как издевательство над ребенком, это полпамперса не купишь... она также должна иметь прожиточный минимум.
И это не простые голые слова, а за ними кроется трагедия нашего населения, ведь за девять лет, с 1991 по 2000 год, у нас выросли два показателя. Выросла резко смертность, и выросло количество наркоманов, одновременно уменьшилась рождаемость, и уменьшился срок жизни каждого из нас, мужчины и женщины, строго на пять лет. И каждый год мы теряем двадцать пять тысяч человек, а это большой район, для Самарской губернии. И двадцать семь лет, как мы говорим, это будет двадцать семь районов, то есть, губерния исчезает.
Поэтому социальные условия жизни каждого человека, видимо, не отвечают требованиям для того, чтобы общество динамично развивалось. Поэтому надо кардинально менять. Карен Агамиров:
В чем Звягин расходится с Титовым по-крупному - это вопрос о целевых бюджетных программах.
Геннадий Звягин:
Сегодня деньги в бюджете области у нас имеются, они идут под целевые программы, которые должны все-таки как-то пересмотреться. Я не против онкологических центров, я не против огромных вокзалов, я не против фронта "самоасфальтированых" дорог с французским покрытием. Но я все-таки хочу, чтобы все эти наши денежные средства распределялись конкретно на человека и только для человека. Ну, а то, что сельское хозяйство у нас находится в загоне и лежит напрочь, и встать оно не может, и через четыре года оно вообще нереально.... его поднять. Поднять наши свинокомплексы, которые лежат, птицефабрики, которые лежат. Карен Агамиров:
Вот, насчет распределения денег. Исчезают куда-то миллиарды, о которых одни публикации читаю, другие... На самом деле так, или это слова просто, не подтвержденные доказательствами?
Геннадий Звягин:
Это не слова. Потому что если мы начинаем заниматься распределением бюджета по целевым программам, вот, по строительным делам, предположим, по...программам по защите даже того же здоровья, и так далее, связанные со строительством больниц, школ, и так далее... В общем, я считаю, что нужно сначала именно так бюджет распределить, чтобы была техника адресного направления этих денежных средств, а не такая, целевая.
Что такое - адресная? Предположим, должно быть в бюджете написано, например, "300 000 школе на 2000 год № 1, Кошкинского района". Ясно, тогда финансовое управление контролирует движение этих средств. Вот они вышли, вот они пришли. Вот их там распределили. То же самое - по больницам. Понятно, о чем я говорю, да? А если мы напишем "строительство онкологического центра - 400 миллионов долларов", то в этих 400 миллионах долларов за десять лет можно, наверное, зарыть еще 400.
Карен Агамиров:
Картина знакомая. Тот, кто у власти, зарывает деньги, другой - обличает и пытается их откопать. Потом, правда, если ему-таки удается познать вкус этой сладкой дамы под названием "власть", то вся история повторяется - уже его обвиняют и обличают.
Я не буду утомлять слушателей занудным перечислением, кто сколько чего украл, у кого какие и почем особняки. Это уже надоело. И региональная, и столичная пресса пестрит этими разоблачениями. Народ устал от этого, да и нет ему дела до замков и вилл этих чужих ему людей. Им бы минимум иметь. В России ведь живут, наверное, самые неприхотливые люди.
Житель:
На работу берут молодежь, где-то до тридцати - тридцати пяти лет, в тридцать пять - это максимум для человека. Но пенсии выплачиваются не в тридцать пять лет. Человеку надо оставшиеся годы где-то дорабатывать. То есть, промышленных предприятий нет фактически, торговые точки берут молодежь, вот. И страна превратилась в большой базар. Один нищий предлагает другому. И в Самаре то же, и в Москве, эти оптовые рынки...
Жительница:
Я учитель с высшим образованием, и работаю три года в этом подвале, где меня не уважает начальство. Получаю я очень мизерную зарплату. Я, может быть, пошла бы с удовольствием опять работать учителем, но там очень низкие зарплаты.
Житель:
Так. И еще у частных предпринимателей, которые берут на работу свои частные конторы, рестораны, кафе, магазины... У них нет социальной защиты для человека... Нет больничных листов, отпусков. Заболел человек - он должен лечиться. Пришел на работу - его рабочее место занято. Гарантий нет таких, что человек не рассчитывает на будущее. На данный момент, страна и город живет одним днем. То есть, у человека нет ни запаса какого-то для болезни, лишней копейки. Все деньги, что оплачивает частник...
Карен Агамиров:
А как же кодекс трудовой? Ведь он действует, он есть, он для них тоже обязателен.
Житель:
Кто решится подать на частного предпринимателя в суд?
Житель:
Никто буквально...
Житель:
Никто. У него есть защита, у него право. У него есть.... и доказательств-то нет, то есть, документация идет по низкой заработной плате, например, сто рублей, пишут - заработная плата. И ты докажи, что ты получал здесь, например, тысячу рублей, и тебе не выплатили по больничному. А по документам идет, например, сто рублей. Вот, в крайнем случае, ты получишь эти сто рублей. Нет социальной защиты.
Например, она из сельской местности, так? Пойдет она - скажут: "Уезжай в свою деревню и там работай. Свиней паси!"
Жительница:
Я не прописана здесь...
Житель:
В основном, люди идут на эти, вот, такие должности, от большой нужды, не от веселой жизни. Заработать на продукты питания. Вот, пятьдесят рублей дает частный предприниматель. Колбаса... уже на такие продукты, мясные, для ребенка молочные, ты уже не купишь. Там тебе хватит на щи и на буханку хлеба. На транспорт - два рубля в один конец, два рубля в другой - четыре, и остается там ноль.
Вон идет - полупустая сумочка. Вот, они покушали сегодня - и завтра ждут, что еще дадут пятьдесят рублей, эти пятьдесят опять на стол идут, не говоря уже об одежде, о чем-то... для ребенка там нужно что-то приобрести... Очень сложная жизнь. Защиты, вот, простого народа нет.
Жительница:
Раньше получали, вот, у меня муж получал, 190, главный специалист института, и мы жили, и что-то покупали. А сейчас...
Житель:
Да. Да что, и ковры покупали, и стенки покупали, мягкие уголки - все покупали...
Жительница:
Прошлая жизнь нам так помогает сейчас.
Жительница:
А что сейчас? Только... на эти пятьдесят сходишь - две булки хлеба купишь, молоко купишь внуку...
Житель:
Вот я говорю, отказываешь в необходимом.
Жительница:
И все. Больше нечего.
Жительница:
А учеба? У меня, вот, внучка сейчас закончила девять классов, поступает в колледж...
Жительница:
Шесть тысяч надо...
Жительница:
И для того, чтобы поступить в колледж, ей надо сдать экзамены. К каждому экзамену она готовит 730 рублей, платит официально курс подготовительный. А само по себе поступление еще где-то около шести тысяч. И, вот, мы теперь раздумываем, то ли сдаст она, то ли не сдаст. А сдаст - хорошо. Не сдаст - деньги пропадут.
Видите, как? Учиться очень трудно поступить ребенку. Вот, второй у нас ребенок подрастает, внук у меня второй, Ну, его, вообще, никуда не возьмут, потому что он слабее в учебе, он учится, там, тройки-четверки. А этот, вообще, я не знаю, куда пойдет.
Житель:
Значит, пойдет к частнику...
Житель:
К частнику, в такую же лавку, будет также получать пятьдесят рублей и жить впроголодь. Вот вся перспектива внука моего.
Житель:
Вот вся перспектива...
Карен Агамиров:
Что-нибудь изменится или нет?
Житель:
Да нет, ничего не изменится. Еще хуже будет.
Жительница:
Да что там! Нет. Лучше не может быть. Вот, мы ждали все от Путина...
Жительница:
Хуже, хуже...
Житель:
Но сейчас, смотрите, вот, на нефтепродукты идет повышение, да? А это значит - повышение на все. У нас вот в городе, например, курица была килограмм 46 рублей, теперь на 20 рублей она увеличилась в цене.
Жительница:
Сахар 12 рублей.
Жительница:
Сахар был в пределах 7-20, теперь уже 13 рублей. Мука - то же самое. Хлеб каждый день растет.
Жительница:
9 рублей мука килограмм.
Житель:
А, в принципе, заработок, вот, что стоят на улице продают, пятьдесят рублей так и осталось. То есть, невозможно... И заработать нигде больше нельзя. Потому что нет заводов, фабрик, все закрыто, все - частное предпринимательство.
Карен Агамиров:
Временно неработающий Константин Титов руководил Самарской губернией девять лет, с 1991 по апрель нынешнего года. Он - безусловный фаворит, и в нынешней губернаторской гонки, скорее всего, победит даже в первом туре. Ни Звягину, ни другим Титов сегодня не по зубам. Люди к нему привыкли, хотя вы слышали, как они недовольны жизнью. Титов призывает их держаться - а кому сейчас легко? - и обращает внимание на то хорошее, что есть в Самаре.
Константин Титов:
Если считать, что пенсии мы получаем, пособия тоже получаем регулярно, у нас есть свое социальное пособие, которого нет в России, это пособие для малообеспеченных граждан, как во всем цивилизованном капиталистическом мире. Я не знаю, почему до сих пор наше государство не ввело это пособие. Есть министр социальной защиты, господин Починок, у него надо и спросить, почему в Самаре есть социальное пособие для малоимущих граждан, а почему его нет в Российской Федерации, и какова методика расчета подушевого дохода граждан, и что в этой методике надо учитывать. Пусть Починок ответит нам с вами и слушателям Радио Свобода, да?
На сегодняшний день, мы должны создать условия для работы людей. Люди сделают все сами. Не надо государству думать, вот, как мы думали в советский период, что мы все сделаем за людей. Нет, мы для людей, и мы должны создать условия людям для работы.
А вторая позиция - жилье, вы совершенно правильно подчеркнули. Это больная проблема и для Самарской области, и для всей страны. Мы рассчитываем, что за счет внедрения наших программ нам удастся очередь на жилье сократить вдвое. Сегодня она составляет в Самарской области шестьсот тысяч человек, очередь на улучшение жилищных условий.
Карен Агамиров:
Константин Титов был в свое время рекордсменом Самарской области в тройном прыжке. Это чувствуется: и сегодня, в свои пятьдесят шесть, он идет к победе на выборах семимильными шагами. Ну, а нынешние пристрастия кандидата в губернаторы?
Константин Титов:
Я люблю играть в теннис, мне это нравится. Я люблю плавать. Я люблю ходить пешком. Мне нравится заниматься в тренажерном зале.
Карен Агамиров:
Анекдот есть любимый?
Константин Титов:
Ну, анекдотов много.
Карен Агамиров:
Любой, на память.
Константин Титов:
Любой на память, да? Ползут две змеи. Одна другую спрашивает:
- Слушай, мы ядовитые змеи?
Та ей отвечает: - Да, а что?
- Да я прикусила язык.
Карен Агамиров:
Не чужд увлечений и Геннадий Звягин. Он заядлый рыбак. Юмор же у него конкретный, предвыборный.
Геннадий Звягин:
Я хочу рассказать тоже очень интересный анекдот, который бы касался моих претендентов, вот, остальная четверка, которые идут на губернаторское кресло как кандидаты. И я считаю, что он очень хороший анекдот.
Это когда итальянские фильмы... мы все помним, вот "Спрут-1", "Спрут-2", да? "Спрут-3", целая серия... То наши кинематографисты, я думаю, Самарской области, приняли решение поставить последнюю, окончательную серию, я про них говорю И серия называется "Спрут все" - если придут туда, к власти.
Карен Агамиров:
Змеи, спруты... Зато, вот, под занавес - душевная песня местного автора, Юрия Самарского.
Звучит песня:
Россия, Россия, какая стихия
Тебя возвращает опять к нищете?
Шумят сквозь столетья дубы вековые,
А мы все ли те в суете, в пустоте?
Карен Агамиров:
В предвыборной суете сегодня Самарская губерния.

Весь материал читать по ссылке www.svoboda.org/programs/el/2000/el.062900.asp