Самара сегодня >> Cамара-городок >>  История.


Биржи в купеческих городах Поволжья. Самара.

В Поволжье биржи появились в пореформенные годы: в 1866 г. - в Казани, в 1869 г. - в Самаре, в 1870 г. - в Саратове. Их раннее появление не означало начала работы, в Саратове биржа начала функционировать только через двенадцать лет после открытия, а в Самаре еще долго параллельно с биржей велись закупки хлеба на пристани. В 1913 г. в Среднем Поволжье было уже более десятка бирж: в Самаре, Саратове, Казани, Симбирске, Царицыне, Балакове, Покровской слободе, Балашове, Сызрани, Чистополе, слободе Николаевской на Волге. В 1914 г. в Министерство торговли и промышленности поступили прошения купечества об открытии бирж в Саранске, Пензе, Козмодемьянске. Подавляющая часть волжских бирж начала работать в 1900-е гг. Но плотность учреждений оптовой торговли на Волге поражает: 14 бирж на 5-6 губерний.
 
Состояние транспортной инфраструктуры определяло развитие биржевой торговли. Объективно более благоприятные условия работы для Самарской, Сызранской, Покровской бирж позволяли приобщаться им к благам цивилизации в виде телеграфа и возможности регулярно и быстро получать сведения о мировых и российских ценах, бесперебойно отправлять грузы. Самарские биржевики очень быстро освоили местные «вагонные» сделки на железных дорогах с покупателями в лице крупных волжских мукомолов, экспортные сделки и транзитные, или «линейные» - вагонные сделки с ценами франко. Цены франко предполагали освобождение покупателя от непосредственных расходов по погрузке, транспортировке (а иногда и страхованию грузов), так как они включались в цену товара. Тогда это были новейшие способы организации крупных торговых сделок. Все они осуществлялись через маклеров, без телеграфа не производилось ни одной сделки. Обороты были настолько значительны, что в Покровске и Балакове осенью, в пору массовой закупки хлеба, открывались собственные казначейства. Биржевые деятели собирали, анализировали и информировали своих членов о ходе торговли, ценах на базарах в крупных селах региона, городах России и зарубежных рынках. Еще в 1893 г. Самарская биржа установила правила продажи хлеба на базарах губернии, в которых фиксировалось время работы, церемония (поднятие флага), правила торговли. Не имевшим собственных денег или действовавшим по поручению запрещалось участвовать в торгах. Покупатель, действовавший от имени фирмы, должен был иметь ярлык, подтверждавший такое право. Запрещалось вести торговлю вне города или села. Базарный староста при сделках собирал 25 коп. с тысячи пудов купленного хлеба на премию и содержание биржевого здания. Хлеб на базарах Самарской губернии должен был продаваться по сортам, с определенной расстановкой по торговым рядам. Информация о ходе хлебной торговли в крупных селах еженедельно публиковалась или же записывалась мелом на черной доске из линолеума в здании биржи. Статистическая обработка данных велась трижды в год и затем публиковалась. Наиболее интенсивные обороты имели хлебные биржи, располагавшиеся в районах пшеничного производства и переработки, оснащенных к тому же современными способами транспортировки - в Сызрани, Самаре, Балакове, Саратове, Покровской слободе. Среди волжских организаций оптовой торговли наметилась внутрирегиональная специализация, что являлось показателем новой стадии общественного разделения труда в регионе, когда собственная специализация представлена не только в производстве, но и сфере рынка. Некоторые биржи заключали соглашения о сотрудничестве. Так, в 1911 г. Самарская биржа договорилась с Симбирской об отмене двухкопеечного кулевого сбора, с Рыбинском утвердила единую расценку недостающих золотников в натуре зерновых.

...Спорные вопросы с руководством железных дорог возникали и при перевозке грузов. В первые годы эксплуатации Самаро-Златоустовской железной дороги «неупорядоченное состояние подвижного состава было хроническим». Самарские биржевики жаловались на то, что скапливалось большое количество либо пустых, либо неразгруженных вагонов. Так, в 1895 г. из-за неумелой организации транзита Самаро-Златоустовской дорогой на станции скопилось 4400 неотправленных вагонов. Биржевой комитет отправил в Министерство путей сообщения телеграмму с просьбой в первую очередь отправлять грузы, которые должны быть «с перевалкой на воду». В 1898 г. аналогичная ситуация сложилась на станции Бузулук: зерно не отправлялось в течение года, что обусловило бездеятельность нижегородских мукомолов, и т.д. Особенно много сбоев в коммерческой транспортировке было в 1904-1906 гг. в связи с русско-японской войной. Многие станции были буквально завалены зерном урожая еще 1904 г., что вызвало даже «падение цен на хлеба по селам и кризис в торговле». Постепенно совместными усилиями коммерческих служб железных дорог и волжских бирж ситуация нормализовалась, с 1909-1910 гг. подобные эксцессы были редки, что объяснялось разделением грузов с 1909 г. на первичные (т.е. перевозные) и складочные.
Конфликты бирж и железных дорог возникали и из-за разного отношения к берегам Волги. Для железных дорог наиважнейшим было укрепление берегов, а значит и укрепление железнодорожных насыпей, тогда как местные торговцы заботились о судоходстве и выступали против чрезмерного сужения фарватера Волги. Один из таких конфликтов возник в 1895 г. с Рязано-Уральской железной дорогой, которая при станции Увеково (близ Саратова) сузила фарватер реки до 300 саженей, «чем создалась искусственная стремнина, опасная для выводки судов».
Но, пожалуй, самым серьезным вопросом в столкновении интересов бирж и железных дорог был тарифный вопрос. Волжские земли, получившие железнодорожное сообщение, оказались в разных тарифных условиях.

Биржевые общества Поволжья если и не контролировали всю оптовую торговлю в крае, то стремились занять видные позиции в местном обществе. Немаловажную роль в этом играла борьба за представительство в разных структурах власти, общественные акции. Самарская биржа прославилась тем, что ходатайствовала о строительстве новых веток железных дорог, собирала для этого средства. С завидным постоянством в течение 18 лет она безуспешно ходатайствовала перед Министерством путей сообщения о создании береговой железнодорожной ветки у Волги, «чтобы опоясать волжский берег и тогда поезда подходили бы к борту пароходов». Симбирские биржевые деятели ходатайствовали о соединении Мелекесской железной дороги с Сибирской магистралью и ветками на Кинель и Чистополь. В 1900, 1905 гг. в Самаре по инициативе биржи созывались частные совещания судовладельцев и нефтепромышленников с участием представителей железных дорог, городских властей. Обсуждался вопрос об оборудовании затонов для стоянок нефтяных караванов. Другие биржи также либо созывали, либо участвовали в съездах местных мукомолов, судовладельцев, керосиноторговцев, нефтеперевозчиков. Биржи выступали с ходатайствами об углублении рек: Сызранская - реки Сызранская Воложка и улучшении волжских берегов вдоль Ракова озера, что было необходимо «для разгрузки больших барж, так как непомерные расходы при разгрузке, по мнению биржевиков, были главной причиной сокращения здесь торговли. Сокращение грузооборота же могло быть губительным, так как именно от него зависело благосостояние населения хлебородной и скотопромышленной зоны».

Роман МАМЧИЦ
Весь материал читать по ссылке www.bullbear.ru/archive/2002/03/27/00000038/