Самара сегодня >> Cамара-городок >> О Самаре - сами самарцы


Чисто самарский колорит

09.07.2003

Эммануил НЕКАНТ, ИА ВВС
Неделю у меня гостил приятель-иностранец. Приехал из Берлина посмотреть на нашу Самару, на прекрасную Волгу, на неповторимые заволжские степи… Самара-городок очаровала гостя, но уехал он от нас не только с кучей позитивных впечатлений. Немец увез с собой и мигрень, которую не удалось вылечить никакими пилюльками.

Что же так подействовало на гостя? Сам он назвал причину заболевания "Чисто самарский колорит".
Допускаю, что кто-то лишь усмехнется, дочитав сию историю до конца, но мне было не до смеха. Мне было пакостно за наш город, за отдельных земляков, которые довели нашего, кстати, бывшего соотечественника до белого каления и мучительной мигрени. Но по порядку…

 
В первый же день мы посетили с Ильей половину самарских достопримечательностей. Побывали и в бункере Сталина, и в Художественном музее. Удалось осмотреть кирху и дом-музей Алексея Толстого. Все было прекрасно, и мы вместе с Ильей отправились на набережную. Взяв пару бутылочек безалкогольного пива, расположились в одном из летних кафе под Первомайским спуском. Вечерело… Публика в кафе с сумерками становилась все пьянее, все веселее, все развязнее. То тут, то там начинали запевать "Владимирский централ". Хохот перерастал в матерщину… Ну, этим Илью удивить было нельзя. Хотя, как он сам сказал, семь лет прожив в Германии, он уже отвык от таких сцен.

Вернулись домой только в половине двенадцатого ночи. У входа в подъезд нас поприветствовала сидящая на лавочке компания пьяных молодых людей. Публика наша, местная, дворовая. Парни и девушки лет семнадцати-двадцати. Пока поднимались в лифте, Илья спросил: "А что, им завтра не надо на работу? Они что – все в отпуске?" Вопрос изумил меня: "С чего ты это взял?" Ответ изумил не меньше: "Так они же в лоскуты пьяные". Полузабытое, сейчас почти книжное выражение "в лоскуты" невольно заставило меня подумать: "Да, как меняет человека Европа! Пожил в Германии, и по-русски говорит исключительно книжными фразами!" Никто не знал, что мой гость ночью вспомнит и не такие слова!

Гостю я отвел отдельную комнату, выходящую на одну из крупных безымянских улиц, названную в честь коммунистического деятеля, прославившегося бесчинством во времена установления Советской власти, а потом – убитого по указанию Сталина. Устав от пешей экскурсии по городу, я провалился в сон…

…Проснулся я от того, что кто-то тряс меня за плечо. "Эммануил, проснись", - шептали мне в ухо. "Бог мой! Илья! Что тебе не спится-то?" Илья, укутавшись в халат, показал пальцем в сторону открытого окна, и сказал: "Не могу! ОНИ не дают!"

Только тут я разобрал, что из-за окна действительно, доносился шум. Компашка переместилась с лавочки у нашего подъезда в скверик, и теперь развлекала полдома своей игрой на гитаре, отборным матом, звяканьем бутылок… Девицы в дополнение ко всему стонали, как облитые холодной водой кошки…Раз в пять-десять минут подавал голос один из молодых людей, кричавший "я … всех … я… в натуре!" Видимо, таким способом он пытался доказать остальным сотоварищам, что он действительно тот самый многозначительный продукт матерных слов, которыми он выражался.

Илья жаловался, что не может заснуть. Вариант "закрыть окно" меня не устраивал: нельзя же спать в духоте, а кондиционером я пока не обзавелся"… Через пять минут Илья вновь заглянул ко мне в комнату: "Может, обратиться в полицию?" Эх, да что изменит это обращение? Не раз уже вызывали милицию. Но милиция ведь не Старик Хоттабыч: не может она постоянно разгонять такие пьяные междусобойчики. Да и не вправе мы этого требовать от милиции, у которой масса более важных дел в нашем криминализованном обществе! Как патриот Самары хочу добавить, что милиция, к ее чести, активно борется с уличным шумом. Но чисто физически (из-за нехватки тех же патрульных машин) она не может охватить все жалобы. Объясняю это Илье. Советую выпить таблетку анальгина, заткнуть уши ватой, и лечь спать… Мой гость так и поступил…

Наутро я узнал, что уснул Илья только в пять часов, когда угомонилась "веселая компашка"….

Следующий день мы с Ильей снова провели в экскурсиях. Вечером, выходя из машины, Илья с радостью заметил, что на лавочке у подъезда никто не сидит. И, обрадованно произнес: "Кайф! Ночью никто шуметь не будет!" На что я, умудренный самарским жизненным опытом, ответил: "Еще не вечер!"

И действительно, ночью снова под окнами было шумно. В мой старый бинокль, доставшийся еще от дедушки-моряка, Илья рассмотрел, что хабалили под окнами уже другие молодые люди. "Эта стая не вчерашняя, а какая то новая",- вслух, в половине третьего ночи произнес Илья. На этот раз Илья заснул опять же в пять утра. Но бессонная ночь для него, языковеда по образованию, думаю, не прошла зря: в открытое окно загулявше-загудевшая компания совершенно бесплатно(!) исполнила для него несколько десятков деревенских песен, сюжет которых банален как мир: "парень с девушкой встречался, уходил в армию, а она, зараза, не дождалась его и вышла замуж за интеллигента с высшим образованием…" Тем не менее, для человека, семь лет живущего на Западе, это погружение в полузабытую уже российскую действительность, весьма и весьма пользительно.

Утром, когда Илья весьма эмоционально распространялся мне, что он думает об интеллектуальном содержании ночной компашки, я посоветовал ему купить диктофон, и записать, выйдя на балкон, пения нарушителей ночного спокойствия. А уж потом, вернувшись в Германию, написать научную работу с анализом, как деревенский фольклор исполняется в городе, обогащаясь ненормативной лексикой и превращаясь в особый подвид поэзии, именуемой "городской романс". Илья заиграл желваками и послал меня, процитировав отрывок из услышанной ночью песни…

Третью самарскую ночь Илья слушал уже, как на лавочке в скверике отмечали день рождения продавщицы круглосуточного магазинчика, находящегося неподалеку. Шлягером ночи стала песня Газманова "А я хмурые дни оставляю судьбе"… Ночной дис-комарафон девушки подкрепляли криками-визгами, танцуя в обнимку со своими парнями (лет двадцати). Илья снова не выдержал, и разбудил меня, жалуясь на хамство… Что я мог ему возразить? Как успокоить? Только цитатой из Задорнова… Что у нас не те продавцы, что у них, в Берлине. У нас девушка, работающая продавцом в круглосуточной забегаловке, не просто зарабатывает деньги, отпуская остронуждающимся пельмени в час ночи. Нет! Она – куда больше! Она - явление! По детским воспоминаниям (а девушка, в свои 20-ть лет еще застала талонную систему) молодая мадам продавец помнит, каким авторитетом пользовались в народе ее коллеги. Ну, а потому, сейчас, устроившись продавцом, она, торгующая в "комке", который и магазинчиком назвать сложно, мнит себя не меньше, чем зав. универсамом. Уж по гонору и хамству в общении с покупателями: точно! Илья слушал меня, слушал, и, наконец, уснул…

Четвертый день Илья не выдержал… Когда я вернулся из гаража, на столе лежала записка: "Эм, я решил снять квартиру в центре. Поживу там до отъезда! Спасибо! Илья". Ну, решил – так решил! Вечером я напросился в гости к Илье. Оказалось, однокомнатная квартира вполне ничего. Европланировка, новый дом. На Галактионовской. Центр – центрее не бывает! До двенадцати проговорили с Ильей. "Вот что, Эммик! Хочешь – оставайся у меня на ночь? Я на диване лягу, ты – на кровати. А завтра, прямо с утра снова поведешь меня на экскурсию по Самаре! Тебе ведь на Безымянку ехать далеко, да и машину сейчас не поймаешь, только такси вызывать…" Одним словом – уговорил меня Илья. Самое интересное, что он обещал мне "райский тихий сон, без шума за окном". Наивный! Плохо он знает Самару!..

И чтобы Вы думали? После часа ночи из раскрытого окна до нас (а точнее – до Ильи, поскольку я спал) донеслись какие крики, лязганье, бибиканье автосигнализаций… Как я понял, шум с набережной (а может – с прилегающих дворов?).

Шум доконал Илью… Он ходил по комнате, обхватив руками голову: "Днем Самара прекрасна! Но ночью, – почему такой шум, почему такие бескультурные люди?"

Да уж… Тема – впору не то что статью, - кандидатскую, а то и докторскую диссертацию писать! Что я мог объяснить уже поотвыкшему от российских провинциальных реалий другу? Ну, в характере это, наверное, нашем: если гулять, то с широкой душой! Если выпивать компанией из пяти человек на лавочке в скверике напротив многоэтажки, то непременно так, чтобы весь дом знал: наша компашка гуляет! Если купить новую машину, то обязательно прокатиться с визгом тормозов по ночным улицам, чтобы все знали, как крут владелец машины! Если сидеть в кафе вечером, то обязательно напиваться, чтобы не упасть в грязь лицом, и доказать приятелям, что способен оплатить не только свою выпивку, но и напоить всю компанию…

Нет, я не заявляю, что так поступают все. Большинство из нас: хорошие, добропорядочные и интеллигентные люди. Но вот небольшой процент бескультурных, наплевавших на общественные рамки приличия субъектов, с позволения сказать: "новейших Шариковых", вносят в нашу жизнь "Чисто самарский колорит", за который очень неудобно перед иностранцами. Да и перед самим собой тоже нерадостно…

Илья, улетая в Германию, пригласил меня в гости. Но я не поеду. Иначе, пожив там с месяц, боюсь, не смогу спокойно воспринимать действительность, которая нас окружает. Начну сравнивать их электрички с неразбитыми стеклами и неразрезанными сиденьями, лифты с зеркалами и кондиционерами, газоны и пляжи, дворы и парки с нашими… Лучше буду жить в Самаре, и делать ее самым лучшим городом Земли!
Весь материал читать по ссылке http://news.samaratoday.ru/news.asp?y=2003&m=7&d=9&r=19&n=29439